Любовь необходима

Никас Сафронов

Народный художник России Никас Сафронов, снискавший мировую славу как портретист и создатель авторского стиля в живописи Dream Vision, на Родине известен еще и как современный романтический герой – эдакий Дон Жуан с кистью. О романах Сафронова ходят легенды – вот и «Начало» решил поговорить с художником о любви.

Никас, Вы человек, за которым закрепилась слава героя-любовника. Что, на Ваш взгляд, отличает отношения между мужчиной и женщиной в ХХI веке от отношений века ХХ?

Н.С.: Советская школа воспитывала настоящую интеллигенцию, поэтому неудивителен факт: когда немцы проводили освидетельствование плененных русских девушек в возрасте до 25 лет, оказалось, что в подавляющем большинстве они были девственницами! Фашисты были потрясены. Это был результат советских системы воспитания и пропаганды семейных ценностей. Недаром фельдмаршал Фридрих Паулюс после проигрыша под Сталинградом, перефразировав афоризм Бисмарка, сказал, что немцы проиграли войну не советском солдату, а советскому учителю! Помню, когда я сам был школьником, в нашем городе (а жила наша семья в Ульяновске, с населением в 750 000 человек) забеременела десятиклассница. По тем временам (конец шестидесятых) это являлось таким из ряда вон выходящим событием, что об этом судачил весь город. Думаю, определенную роль в формировании такого «коллективного целомудрия» в СССР сыграли и консервативные восточные традиции – страна-то была наполовину восточноазиатская – в ее составе было много мусульманских республик. А у восточных народов все-таки девушку блюдут в строгости. Девичья честь бережется для единственного супруга. Кстати, студенческие ранние (по нашим сегодняшним меркам) браки тоже были следствием консервативного воспитания. Парень, ухаживающий за одноклассницей, своей первой любовью, считал долгом сделать предложение этой девушке – было принято, что мужчина должен отвечать за свои поступки. Я знаю много примеров студенческих браков, заключенных в советские годы и длящихся по сей день. Сегодняшние же молодые связывать себя брачными узами не спешат, они предпочитают притираться, присматриваться друг к другу, набираться опыта и в основном – в постели.

Все резко изменилось с наступлением перестройки. А с развалом СССР и вовсе обрело уродливые формы. Как будто джинн ненависти, агрессии, беспринципности и жестокости вырвался из запечатанной бутылки и принялся косить людей без разбора – в это десятилетие человеческая жизнь утратила всяческую ценность. А многие девушки, не получившие образование или оставшиеся без работы, вышли на панель. Думаю, такую дорожку девицам подсказал низкопробный кинематограф как западный, так и отечественный, осыпавший градом видеокассет головы неискушенных «вчерашних советских» граждан. А ведь люди привыкли опираться на государство, привыкли, что за них думают и принимают решения, вот в девяностые многие потерялись и растерялись… Как только открылись границы, к нам потекли так называемые «инвесторы», надеявшиеся урвать хоть маленький лоскут некогда богатейшей страны. К услугам иностранцев сразу появились интердевочки – проституция расцвела пышным цветом. А русские девушки по праву были самыми красивыми в мире. Многие иностранцы мечтали заполучить такую жену. Почти каждый день проходили различные конкурсы красоты «Мисс России», «Мисс города»… Мало того, что такие конкурсы разрушали неокрепшую девичью психику, так еще появилось множество авантюрных компаний, которые под той или иной благовидной вывеской занимались тем, что обманным способом переправляли наших девушек за границу, где те оказывались в секс-рабстве. Естественно, что вся эта атмосфера мнимой свободы и безнаказанности впиталась в умы поколения, родившегося в девяностые. Сегодня эти люди выросли и уже воспитывают своих детей. Соответственно, они прививают им свое понимание любви. А их подход к чувствам обычно практичный, коммерческий: «Что у тебя есть? А что я получу в обмен на свою любовь? А где мы будем жить? А на чем ездить за покупками? А куда летать отдыхать?» Просто взаимные чувства их уже не удовлетворяют. Пример девушек, удачно выскочивших за новых русских замуж, стал заразительным для других. Проблема обрела масштаб эпидемии. А если состоятельный муж перестал соответствовать твоим запросам, или подвернулся еще более богатый, то почему бы супруга и не поменять – я же достойна лучшего. Так возник совершенно новый феноменальный класс общества – «рублевские жены».

А осталось ли в современном обществе место для хрестоматийной любви?

Н.С.: Думаю, осталось. Все-таки есть семьи, в которых все еще воспитывают детей в советских традициях. Более того, сегодня все больше людей воцерковляются. Становясь родителями, они прививают детям христианские ценности. Есть место любви и в традиционных мусульманских семьях, когда молодые парни для продолжения рода выбирают себе в жены неискушенных девушек своей национальности или вероисповедания.

Никас, раньше случалось, что половозрелый юноша не знал, с какой стороны к девушке подойти. А сегодня благодаря интернету ребенок любого возраста разбирается в вопросах секса. Как считаете: хорошо это или плохо?

Н.С.: Это, безусловно, плохо. Хотя я не помню, чтобы в моей юности кто-нибудь хоть маломальски не разбирался в этом вопросе. Всегда находился один «просвещенный», кто объяснял другим, как и что… Сексуальное просвещение, конечно, нужно, особенно в век вседозволенности, в том числе и для того, чтобы оградить подростков от ошибок. Думаю, что в школе даже нужно проводить подобного рода просветительские уроки и, наверное, раздельно для мальчиков и девочек. Но вместо этого мы имеем в интернете сотни курсов и мастер-классов, посвященных тому, каким способом доставить мужчине максимальное удовольствие, как соблазнить девушку с первого свидания, как выйти замуж за олигарха и тому подобное. Полное половое раскрепощение и развращение. Ничего хорошего в этом нет. Ведь психика человека меняется в результате его распутного образа жизни – личность теряет свою целостность. Вряд ли большинство мужчин мечтает о подобных «опытных» спутницах жизни, и наоборот. Казалось бы, сегодня для полноценной семейной жизни все есть. Есть возможности зарабатывать, жить свободно, передвигаться по планете свободно. А рождаемость в России падает. А в Китае растет. Значит, там ценности другие. Свое значение брак как таковой для русских молодых людей утратил. Сегодня институт брака разрушен. Гражданский брак – уже подвиг! Оказалось, что брак – помеха современной беззаботной жизни, брак ограничивает тебя в удовольствиях. Сегодня девушка, если и рожает от богатого человека, то не от большой любви, а для того, чтобы на долгие годы подключиться к его финансам. Таков образ жизни людей состоятельных. А у малообеспеченных – свои причины не заводить семью. Многие люди в России годами, поколениями не могут выбраться из нищеты. Естественно, у них отпадает желание брать на себя ответственность за детей. И эту проблему государство пока решить не может. Да, сейчас оказывается поддержка молодым семьям посредством материнского капитала, но этого недостаточно. Нет стабильности, нет у людей доверия к органам власти, органам судебным, к банковской системе. Сколько денег потеряли россияне в бессовестные девяностые годы!? А государство умыло руки. Но я верю, что и государство, и каждый человек в нем стремятся восстановить утраченные ценности. И те робкие шажки, которые общество и правительство делают навстречу этому, я всегда приветствую. А начинать надо с восстановления классической системы образования. Прежде каждый школьник разбирался в творчестве не только отечественных классиков, но и знал Драйзера, Флобера, Мопассана, Гюго, Голсуорси и других, а для современных подростков эти имена – пустой звук. Молодое поколение уже не знает о тех ценностях, на которых воспитывались мы, не знает тех литературных примеров, сопереживая которым, мы не спали ночами. Да, уроки литературы остались. Но кто из детей сегодня будет читать «Дубровского» или «Войну и мир»? Пусть хотя бы фильмы хорошие смотрят. Отрадно, что в отечественном кинематографе появляется все больше кинокартин, воспевающих патриотизм и героизм, чаще стали показывать и советскую киноклассику с великолепной игрой наших легендарных артистов.

А Вам, как человеку творческому, присутствие любви в жизни необходимо?

Н.С.: Любовь необходима. Я всегда влюблялся и всегда по-настоящему. Юношей был эмоциональным: даже резал себе вены, вешался, страдал от безответной любви. И брак с итальянкой был романтичным и сказочным. Мы прошли через таинство венчания, она сменила веру – стала православной. В любви родился наш сын Стефано. Но цивилизация, среда очень влияют на психику, на логику, на поведение человека. Поженились мы в России, а когда переехали в Италию, супругу как будто подменили. А когда она перебралась в Англию, снова мимикрировала, окончательно превратившись в потребителя

Когда Вы переживаете состояние влюбленности, это положительно сказывается на творчестве?

Н.С.: И да, и нет. Иногда в эйфории от любви хотелось творить, писать. Такое вдохновенное состояние души можно охарактеризовать как «болдинская осень». А иногда это было ущербное состояние. Например, у меня была одна девушка, с которой у нас была безумная страсть. Я все время ее хотел видеть, чувствовать, страшно боялся, что она мне изменит. А она ревновала меня: выламывала двери в квартиру, устраивала погромы. И эти эмоции не давали мне сосредоточиться на работе. Это было очень тяжело морально и не поддавалось рациональному анализу. Три года у меня выпало из жизни. А чтобы создать что-то очень глубокое, выдающееся, иногда человеку просто нужно одиночество, сосредоточение – как Христу нужно было оказаться в пустыне.

Вы к жертвенной любви склонны?

Н.С.: Конечно, я же прошел советскую школу. И все истории классической литературы воспринял как пережитые мною лично. Всю жизнь мечтал жить с одной женщиной, но не получилось. Видимо, моим запросам и внутренним потребностям ни одна девушка не могла соответствовать на протяжении долгого времени. В искусстве я не имел ограничений – всегда считал, что могу и должен добиваться большего. Не в плане известности, а в плане профессионализма. Однажды ко мне подошел студент и сказал: «Профессор, я хочу быть похожим на вас, когда стану настоящим художником». Я ему ответил: «Я в твоем возрасте мечтал стать Леонардо». Цели должны быть высокими. И не всегда этим целям соответствовали мои спутницы. Как и я в молодые годы не соответствовал их представлениям об успешном человеке. Я, кстати, благодарен всем женщинам, которые бросили меня. Многих из них я даже нашел спустя годы и поблагодарил за их мотивирующее участие в моей жизни. Ведь испытания иногда дают больше, чем отнимают. Некоторых из бывших своих женщин я потом поддерживал.

Какой он, Ваш идеал?

Н.С.: Его нет. Но если порассуждать, то я люблю женщин с библейским лицом, с утонченными чертами, которые так воспевали художники в эпоху Возрождения. В этом плане мне мало интересны модели. В женщинах я точно ценю не длинные ноги. Мне нужна Божья благодать в глазах, я хочу видеть отражение ее души. Если я понимаю, что с этим человеком мне даже молчать приятно, я легко могу притянуться. Мне важен в человеке внутренний объем, а не внешняя стройность. На эмоциональном уровне человек должен вызывать у тебя уважение, трепет и восторг. А бывают люди, которые тебе нравятся внешне, но все делают невпопад – не гармонируют с твоим жизненным ритмом или мироощущением. У меня была одна девушка, невероятно красивая внешне. Фактически мой идеал: миндалевидные крупные глаза, правильный тонкий нос. Умница, образованная, несколько языков знала, но при этом после общения с ней мне всякий раз хотелось ее убить. Она постоянно меня перебивала,  нарушая мой внутренний ритм. А мне в разговоре важно настроиться, поймать волну и высказаться – я не люблю говорить коротко. Конечно, я могу приспособиться к любому собеседнику. Но не в любви.

Опыт – часто враг отношений. Он мешает Вам в любви сегодня?

Н.С.: Да, зачастую ты можешь спрогнозировать дальнейшее развитие событий в отношениях с тем или иным человеком. Но в моем случае враг не только опыт, но и возраст. Ты уже не можешь влюбиться в ровесницу, если это, конечно, не Софи Лорен, или Фанни Ардан, или Моника Белуччи, обладающие образом нестареющим, как Матерь Божья. А иметь взаимный роман с молодой девушкой тоже уже довольно проблематично. Ты человек состоявшийся во многих сферах, но испытать взаимной безумной любви уже не дано. Ты хочешь того, что, скорее всего, уже не сбудется… В исключительном случае девушка должна быть настолько влюблена в твое творчество и так идеализировать тебя, чтобы не замечать возрастных недостатков, тем более на фоне молодых мужчин. Ведь сегодня мы снова пришли к культу тела. В неравных отношениях тебе самому порой становится неловко. Ты смотришь на ситуацию со стороны, и она начинает казаться неприличной... В моем положении одиночество мне ближе. Не нужно нести ответственность за другого человека. По обоюдному желанию можно встретиться… Чтото пошло не так – ушел и забыл или проводил ее утром и закрыл дверь. И не надо ни с кем делить свое имущество, сгорать от ревности. Эмоции, которые я испытываю от братской любви и от общения со своими друзьями, для меня бесконечно дороги. В рейтинге моих ценностей понятие дружбы стоит очень высоко, думаю, превыше всего другого. Я всю жизнь стараюсь помнить добро, даже незначительное, которое мне делают люди. Человек, душу которого я однажды почувствовал и принял, которому я вслух признался в дружеской верности, остается со мной навсегда (если, конечно, он сам не предаст или не откажется от дружбы со мной). Дружба для меня круглосуточное понятие в самом прямом смысле. Я всегда возьму трубку или перезвоню, примчусь на выручку в любое время ночи или приму друга у себя, если ему важно высказаться, услышать мое мнение. Мои друзья – люди самых разных профессий, самого разного достатка. Их не много и не мало, но я дорожу каждым и не устаю признаваться им в любви – и в этом мое счастье!

Поделиться статьей:
ОКТЯБРЬ-НОЯБРЬ 2022

Мир наполнен тревогой и беспокойством... Что делать? Радоваться тому, что живы и здоровы!

Издатель, Антропов Алексей

Читать номер