ВСЕ ВЕРНЕТСЯ НА КРУГИ СВОЯ

Борис Юрьевич, как Вы относитесь к тому, что в повседневной жизни мы все чаще сталкиваемся с понятием «виртуальность»?

Б.Г.: Я из тех людей, которые привыкли жить, доверяя своим глазам и интонациям окружающих людей. Для меня вся эти «виртуальные миры» являются придуманной человеком лишней «головной болью». Но необязательно посредством виртуальных технологий создавать новый мир. С помощью современных технических средств можно всего лишь украсить или дополнить действительность. А можно и «очернить» любую реальность. Но и то, и другое, по большому счету, является искажением действительности. Мне самому, как человеку, работающему в кино, приходится волей-неволей что-то украшать или усиливать. Само искусство художественного кино предполагает в некоторой степени искажение действительности – мы как будто наводим лупу на определенные места картины жизни. Иногда украсить кадр – улучшить его композицию – вполне уместно. Любое вмешательство в кино, которое улучшает качество фильма и повышает зрелищность (будь то компьютерная графика или другие виртуальные технологии), оправдано. Но когда все это переходит границы и становится, мягко говоря, обманом – это нарушение законов жанра и элементарной этики. Если говорить о примерах, то сегодня в журналах мы видим неисчислимое множество красоток – как актрис, так и моделей. Одна круче другой, а на самом деле все их «прелести» доведены до совершенства с помощью специальных компьютерных программ. Как тут не вспомнить выражение: «Не верь глазам своим!» Еще совсем недавно среди фотохудожников считалось за моветон пользоваться программами для обработки фотографий. А сегодня в глянцевой прессе уже и не встретить кадра, сделанного без «фотошопа». То же самое происходит и в соцсетях – никто уже не выкладывает фотографии, предварительно не обработав их или не пропустив через фильтры. Доигрались до такой степени, что теперь друг перед другом дамы хвастаются фотографиями без фильтров. Так что глазам своим я верю, но только если смотрю на реальный объект, а не на монитор или экран. Когда я в своем телефоне начинаю использовать какие-либо фильтры, фото сразу теряет естественность. А ведь сложнее всего, и даже пока невозможно, добиться эффекта «живого глаза». Глаз по-прежнему является грандиозным непревзойденным изобретением Бога и по цветопередаче, и по ширине угла обзора. Поэтому, как только мы включаем объективы своих камер, сразу добровольно что-нибудь отсекаем. Жизнь ярче, интереснее и глубже, чем любая «виртуальная реальность». Мое поколение умеет смотреть на мир своими глазами, а вот наши дети и внуки – уже нет: они смотрят на мир через экран телефона. Я несколько раз видел, как маленький ребенок, вглядываясь во что-то через оконное стекло, начинал пальцами водить по стеклу как по экрану смартфона, пытаясь увеличить (приблизить) этот реальный объект за окном. Дети с двух-трех лет крутятся с телефонами. И ничего плохого в этом нет, но дальше, по мере взросления ребенка, нужно научить его четко разделять виртуальное и реальное. Потому что можно жизнь прожить, так и не узнав, что такое до нитки промокнуть под ливнем или сгореть на солнце и пойти волдырями. А можно продолжать делать фотокадры, на которых с помощью фильтров будет ярко светить солнце, а на теле появится ровный загар. Сколько вы не пытайтесь украсить реальность с помощью виртуальных инструментов, она сама от этого не изменится. И пока ты не потрогаешь настоящий огонь и не обожжешься, ты этих ощущений не испытаешь и соответствующего рефлекса не приобретешь. Сегодня в Интернете популярны акции, когда после какого-нибудь трагического события все друг другу в знак памяти и скорби начинают пересылать фотографию или гифку горящей свечи. Эта виртуальная свеча идеально светится, натурально потрескивает и даже не гаснет! Но все это неправда – фейк! И настоящую свечу в руках человека, которую он ставит за здравие или упокой в храме, ничем заменить невозможно! Недаром во все времена – от язычества до христианства (да и в других религиях тоже) – присутствие реального огня является важнейшей частью взаимодействия человека с богом. И только живой огонь, который жалит, который может натворить бед, в то же время делает души человека более открытыми перед богом.

Сегодня люди стали реже встречаться – больше разговаривают по телефону. Но что-то человек не может высказать даже в разговоре. Тогда на выручку приходит письмо. Как у Пушкина: «Я к вам пишу – чего же боле?» Современные люди разучились писать от руки, но научились печатать. Теперь все, что не выскажешь словами, можно написать в сообщении. Люди часто признаются в любви и даже расстаются через смс. Появился и абсолютно новый жанр – пост в соцсетях. А с помощью системы набора текста «Т9» некоторые люди стали грамотнее писать. Система выделяет ошибки, и волей-неволей ты обращаешь внимание на это. А ведь был период, когда люди, не знавшие правил правописания, специально писали коряво. Это называлось «олбанский йезыг» или «йазыг падонкафф». А с появлением «Т9» это явление ушло – факт!

А как Вы относитесь к Интернету в целом? В новых выпусках киножурнала «Ералаш» есть сюжет про то, как группу школьников вожатые ведут в поход. В лесу руководители группы начинают ребят учить ставить палатку, готовить еду, но вскоре понимают, что их никто не слушает. Оказалось, что в лесу ловит мобильный Интернет, и все школьники уткнулись в свои телефоны…

Б.Г.: Да, своими фильмами мы и пытаемся рассказать всем, что постоянное просиживание в Интернете вредно, это подменяет живое общение. У нас есть еще такая история. На дне рождения девочки аниматоры из кожи вон лезут, но никак не могут оторвать детей от телефонов и планшетов. Лишь одна девочка прыгает вместе с ними. В конце вечера они ее спрашивают: «Ведь, правда, так интереснее играть, чем сидеть в этих гаджетах!?» А она отвечает: «Да не особо, у меня просто телефон разрядился!» А ведь почему сегодня квесты набирают такую популярность? Да потому что они реальные. Тебя из-за угла напугает или потрогает руками реальное чудовище, а не виртуальное, и дым пойдет настоящий с запахом пороха… И в нашем киножурнале тоже появились сюжеты про квесты. Как бы ты лихо ни стрелял на экране компьютера, но побегать с пейнтбольным ружьем, наверняка, эффектнее. Как бы ты ни играл в футбол на приставке, погонять реальный мяч – куда приятнее. И задача родителей – дать детям возможность это сравнить и прочувствовать, переключать детей с виртуального на реальное.

А каким способом это сделать, если ребенок «прирос» к монитору?

Б.Г.: Сегодня есть только один путь – путь жесткого запрета. Ребенок, которому станет совершенно нечем заняться в отсутствие телефона и компьютера, будет вынужден пойти на улицу. Кроме того есть очень интересные программы, которые позволяют контролировать телефон ребенка и регулировать его пребывание в сети. Ведь дети, как животные, не могут насытиться – готовы круглые сутки играть в телефоне. Игр много, они все разные и интересные, и есть очень даже полезные. Но когда человек теряет чувство реальности, наступает тупиковая ситуация. А специальная программа может отключить ребенку Интернет.

Как у Вашей восьмилетней дочери Василисы с этим дела?

Б.Г.: У нее, конечно, тоже есть подобная проблема, поэтому ей пока не позволяют сидеть в телефоне бесконтрольно. Иначе бы она круглыми сутками зависала в своих любимых приложениях Likee и TikTok. Они там все блогеры, но в основном копируют друг друга (в восемь лет трудно быть созидателем). Посмотрите наш сюжет в «Ералаше» «Алина-Малина». Это абсолютно точная и актуальная зарисовка о жизни подростков, для которых смартфон и соцсети – неотъемлемая часть жизни. Девочку, ведущую прямой эфир с урока, учительница отводит к директору. Но директор тоже оказывается блогером. Он очень завидует успехам Алины-Малины в сети – у нее десятки тысяч подписчиков – в разы больше, чем у него самого. И тогда директор предлагает ученице совместный проект: они записывают номер под хит Skibidi группы LittleBig. У этого ролика уже шесть миллионов просмотров! И таких выпусков у нас много, есть очень хороший сюжет о YouТube – «Классное видео» с бесподобной Татьяной Орловой в роли учительницы.

К каким последствиям все это приведет!?

Б.Г.: Мне кажется, что в какой-то момент все вернется на круги своя, потому что настоящий поцелуй и объятия не смогут заменить ни компьютер экстра-класса, ни смайлик в смс, ни видеосвязь – даже самого высокого качества.

Сравните, пожалуйста, свое детство, детство Ваших старших детей и сегодняшнее.

Б.Г.: Сегодня оно намного интереснее и разнообразнее благодаря компьютерам и, самое главное, его величеству Интернету. Великим изобретением человечества оказался не сам компьютер, а именно Интернет, который объединил весь мир в одну семью! И это удивительно! Вот с этим повезло нынешним детям! Когда-то подростки моего поколения вступали в переписку с ребятами с Кубы. А наши дети, «ползая» по соцсетям, могут найти ровесника, например, из Бразилии и мгновенно начать с ним общаться. Главное, чтобы не было языкового барьера. Но, чтобы этот барьер преодолеть, есть онлайн-переводчики. Надо отдать должное: сегодня у детей английский язык намного ближе к оригиналу, чем тот, что преподавали в школе нам. Нынешние дети очень лихо разговаривают. Сегодня, сидя дома, каждый может погулять по Венеции или почитать какое-нибудь редкое издание из собрания библиотеки Оксфордского университета или библиотеки имени Ленина. А кому это неинтересно, могут посмотреть последний клип любой поп-звезды мира или же послушать выступление оркестра Венской оперы.

Ну, и пример Вы привели про библиотеки… Сегодняшнее поколение же вообще не читает!

Б.Г.: Сегодня действительно никто не хочет читать. Все хотят смотреть. В свое время я написал и поставил сказку «Волшебный фломастер», она вышла на пластинках и была очень популярной. Кстати, оказалось, что даже моя нынешняя супруга Екатерина в детстве слушала эту пластинку помногу раз. А сегодняшних детей очень трудно заставить слушать сказку «без картинки» даже с прекрасной веселой музыкой (к моей пластинке ее написала Ира Грибулина) – они не могут сосредоточиться. Когда-то мы с удовольствием смотрели диафильмы. Это было интересно и моим старшим детям. Но современные дети такого не хотят! Диафильмы много раз пробовали адаптировать под новое поколение – пытались даже перевести в цифровой формат. Бесполезно! Конечно, обидно, что нынешние дети не хотят радоваться тому, чему радовались мы. У них другой темп, другое восприятие вещей. Поэтому все великие советские мультики им совершенно неинтересны. Они отторгают и наши фильмы-сказки. Я - человек, начинавший работать в кино с режиссером Александром Роу на картинах «Варвара-Краса, длинная коса», «Золотые рога». Когда раньше выходил к детям на творческих встречах, спрашивал: «Вы, конечно, видели сказку…» И поднимался лес рук. А лет 8 назад, когда я задал вопрос про сказку «Варвара-краса…», в зале на 500-700 человек поднялось 10-12 рук. И это – страшные явления, потому что связь между поколениями порвана окончательно. А ведь сказки эти продолжают показывать по телевизору. Но нет смысла, чертыхаясь, заставлять ребенка их смотреть – он все равно заснет. Нужно искать другие формы. И мы в «Ералаше» пытаемся это учесть – все время трансформируемся. И как результат: ежедневно в YouTube у нас до трех с половиной миллионов просмотров!

Сегодня в Интернете очень много того, чего детям в определенном возрасте не стоило бы знать. Например, много ненормативной лексики…

Б.Г.: Подростки матерились во все времена. Пока у нас на YouTube под видео с сюжетами «Ералаша» были разрешены комментарии (так было до тех пор, как нас не перевели в разряд детского контента на YouTube), у меня было настроено 37 фильтров против мата, но все равно «комментаторы» умудрялись какие-нибудь словечки вставить. Приходилось держать специального сотрудника, который ежедневно просматривал комментарии и удалял нецензурные. Но сегодня есть в Интернете вещи гораздо более страшные, чем мат и даже порнография. Например, каналы, где обучают терроризму и экстремизму или группы, в которых ребенка могут довести до самоубийства. Тут нужно применять лишь запретительные меры. Или программы, которые дублируют на ваш телефон все, что ребенок просматривает в Интернете. И это не шпионство, а возможность контролировать процесс формирования личности и психики ребенка. Ведь мы созидатели характера своих детей.

А есть ли проблемы с коммуникативными навыками у детей, с которыми Вы работаете сегодня?

Б.Г.: Конечно, определенные изменения есть. У нас есть замечательный сюжет на эту тему «Давай поговорим», когда мальчик с девочкой оживленно разговаривают по телефону, а потом, встретившись, не могут наладить диалог, лишь смущенно молчат и расходятся... Заканчивается история тем, что эти ребята сидят во дворе рядом, на расстоянии вытянутой руки друг от друга, но продолжают лихо ворковать через телефон – и оба счастливы! Очень тонкая современная история. Но в основном особенности поведения детей не изменились. Они продолжают стесняться, хвалиться, пугаться, зажиматься, влюбляться. Другое дело, что обертка сегодня совершенно иная. Современная конфета. Когда-то в СССР был достаточно качественный продукт в жутких, скучных обложках. На серой упаковке синими чернилами было напечатано слово «МАСЛО», но это точно было масло! А сегодня обложки потрясающие (например, из золотой фольги), но под ними такое количество химии! И нет гарантии, что вместо сливочного масла тебе не подсунут пальмовое – это в лучшем случае. С детьми, конечно, проще: содержимое осталось прежним, но обложка стала очень яркой. И родители с комплексом «еврейской мамы» существовали во все времена. Как в анекдоте: «Сема, пора домой!» «Мама, я что замерз!?» «Нет, Сема, ты проголодался!» Некоторые матери за своей любовью не видят недостатков собственных детей. Или пытаются реализовывать через них свои несостоявшиеся амбиции. Начинают таскать ребенка по разным кастингам, выводить его на подиум и платные конкурсы. А нужно развивать индивидуальные таланты ребенка – дать ему возможность раскрыть свои способности и реализовать свое «Я». И наша киностудия отчасти предоставляет возможности ребенку проверить свои таланты и поверить в них. Или понять, что тех или иных способностей у него нет. И то, и другое имеет большое значение.

Цифровизация испортила людей?

Б.Г.: Она, конечно, внесла мощнейшие коррективы. Но все зависит от семьи. В фильме «Крыша», соавтором сценария и режиссером которого я был, мы говорим: «Главное после любви к ребенку – это внимание к нему!» И если сегодня мы, как родители, сможем найти какой-то компромисс между реальным и виртуальным, мы вырастим гражданина, которому компьютер будет верным информационно-техническим помощником, не более. Ведь, как ни крути, компьютер на сегодняшний день очень облегчает нашу жизнь и расширяет кругозор.