СЕМЬЯ – МОЙ ЕДИНСТВЕННЫЙ СПАСАТЕЛЬНЫЙ КРУГ

Сейчас много говорят о том, что семейные связи ослабевают, самые близкие люди отдаляются друг от друга все сильнее. Что Вы думаете по этому поводу?

М.Б.: Я не знаю, как это сейчас в других семьях, но в моей семье по­прежнему хорошие, теплые взаимоотношения между поколениями. А как у других – меня мало волнует. Я могу отвечать только за «погоду» в собственном доме.

В Ваши 70 лет с кем Вам проще, легче, интереснее – с детьми или с внуками?

М.Б.: С женой.

Как думаете, кому в итоге принадлежит основная заслуга в том, что у вас такая крепкая семья? Или вы с женой внесли равнозначный вклад?

М.Б.: Думаю, в основном, это заслуга супруги. Она более цельный человек, у нее есть такой, знаете, мощный стержень. Хотя… без меня тоже, наверное, ничего бы не получилось. Я старался не упускать возможности, которые предоставляла мне жизнь, обеспечивал все нужды семьи, давая жене возможность в полной мере заниматься домом, детьми, а сейчас уже и внуками. Она прекрасная мать и совершенно сумасшедшая бабушка. В том смысле, что уделяет нашим внукам очень много времени, внимания, любит их безумно.

Можно сказать, что у вас в каком­то смысле консервативная семья?

М.Б.: Да, консервативная. В лучшем смысле этого слова. Я христианин и поэтому стараюсь жить по заповедям, хотя, конечно, ошибок в жизни я совершил немало. Но в данный момент ориентируюсь только на то, что предписано именно православному человеку. А все эти влияния с Запада, касающиеся в том числе и семейных взаимоотношений, я не приемлю совсем.

За что Вам в первую очередь хочется сказать «спасибо» своим родителям, да и вообще предкам?

М.Б.: Прежде всего за то, что произвели меня на свет. Не только моим родителям спасибо, но и их родителям и так далее до самого Рождества Христова. Папе с мамой спасибо за их пример, который всегда был ориентиром для меня. Их любовь, уважение друг к другу, вообще их взаимоотношения всегда были для меня некой моделью для подражания. Тем, что мне удалось все­таки построить и, главное, сохранить свою семью, я во многом обязан и им тоже.

Вы верите в судьбу – свою собственную или даже в предназначение целого рода?

М.Б.: Думаю, что Господь предусмотрел для каждого из нас задачи, которые надо решить, а также путь, по которому нужно пройти в этой жизни. Но это не отменяет того, что мы все­таки обладаем свободой воли. Мы сами можем и должны выбирать. Нельзя снимать с себя ответственность, родительскую, между прочим, тоже. Да, скорее всего, ребенок приходит в этот мир уже со своим готовым характером, но научить его управлять этим данным свыше характером наилучшим образом – это задача родителей.

Вам хватило собственной жизни, чтобы разобраться с тем, каково Ваше предназначение?

М.Б.: Нет, не хватило. Но, думаю, на встрече с Господом мы этот вопрос проясним. Я не уверен, что смогу докопаться до этого сам, да и не стремлюсь. Как говорится: «Богу – Богово, а кесарю –кесарево».

Можете ли Вы сейчас, уже с высоты возраста и опыта, сформулировать, что такое семья?

М.Б.: Могу. Моя семья – это мой единственный спасательный круг, который держит меня перед встречей с Создателем.