ЧУВСТВО ДОЛГА

Иван Иванович, когда команда летела на этот матч, игроки верили в собственную победу?

И.Е.: Вообще, в нас мало кто верил. Нам, в лучшем случае, прогнозировалось второе место. Рассчитывать, что советская сборная обойдет американцев было утопично. Американцы были уже семикратными победителями Олимпийских игр  –  баскетбол их национальный вид спорта.

В нас и нашу победу верил только наш тренер – Владимир Кондрашин, он говорил: «Мы можем и должны обыграть американцев». И он нас, команду, в этом убедил  –  заставил верить в свои силы и возможности. Американцы ведь такие же люди.  И мы ехали, готовые дать им настоящий бой.

Какое впечатление на Вас произвел фильм «Движение вверх», повествующий о том легендарном матче?

И.Е.: Я был консультантом этой картины. Но все равно шел на первый просмотр с большим волнением. Мне фильм очень понравился. И я рад, что, несмотря на отклонения в биографиях героев и некоторых ситуациях, зрители, критика, общественность и даже тренеры по баскетболу положительно оценили этот фильм.

Я доволен и игрой Кузьмы Сапрыкина, который сыграл в этом фильме меня. Кстати, он единственный, кто не имел на съемочной площадке профессионального дублера­баскетболиста. Как личность, артист и баскетболист, Сапрыкин мне очень понравился.

Всегда ли важно быть первым или можно довольствоваться позицией второго?

И.Е.: В профессиональной игре, конечно, важна победа. А вот в жизни, в команде… Владимир Кондрашин открыл меня в 1970 году, он знал, что нужен такой игрок, который может не только приносить команде очки, но и организовывать игру, делать результативные передачи и обострять ситуации. А это у меня получалось лучше всего, и я понял, что лучше играть в ту игру, в которой ты король. Даже Александр Гомельский, с которым у нас были сложные отношения, незадолго до смерти сказал: «Едешко опередил меня в понимании того, что такое красота игры. К нему были претензии, он терял мячи. Но с его изумительных передач и забивали немало!» А для того чтобы забивать мячи, у нас в сборной были другие прекрасные игроки, например, Сергей  Белов,  Александр Белов, Модестас Паулаускас. Сережа Белов был лидером нашей команды. В игре нужно быть очень уверенным в себе – и он был именно таким. После этого матча на устах у всех были три фамилии: Сергея Белова, который принес команде 20 очков из 51, Ивана Едешко, который в последние три секунды сделал передачу через все поле, и Александра Белова, который забросил из­под кольца последний мяч. Но я считаю, что лучший игрок – это команда!

Действительно ли команду к победе может привести именно тренер?

И.Е.: Владимир Кондрашин был тренером от Бога, психологом от Бога. Он мог разными путями и в игре, и в жизни раскрыть среднего игрока и сделать его лучшим – привить ему психологию победителя. Работая индивидуально, он раскрывал сильные стороны каждого из нас.

Именно Кондрашин, когда добавили эти три секунды в финале матча, сказал: «Поезд еще не ушел. Можно выиграть, а можно проиграть!»

А верите ли Вы в Бога, в счастливы случай. Или победа – это закономерный результат труда?

И.Е.: Над нами был Бог. За три минуты до конца матча мы задрожали, иными словами, у нас начался мандраж, потому что мы почувствовали близость победы. А американцы уловили наше состояние, и начались потери – в том числе была и моя ошибка. И мы бесконечно благодарны этому счастливому случаю с  тремя секундами, который привел нас к окончательной победе. Этот финальный момент игры вошел в десятку лучших моментов за всю историю Олимпийских игр.

В Мюнхене накануне финала я решил прогуляться, подошли две девушки­американки. «О, Раша!» Раскладывают передо мной на скамеечке религиозную литературу… В то время поймали бы меня с подобной книгой  – стал бы невыездным до конца жизни. А тут я сижу с американками, и говорим о Библии. Спрашиваю: «Кто вам дороже: родители или Бог?» – «Бог!» Для меня, советского человека, это было дико. «А что лучше, –  говорю, – чтобы я поверил в Бога, и сборная СССР победила, или чтобы не поверил – и мы проиграли?» Они задумались. Потом одна открывает Библию: «Прочти вот это – и выиграете!»  Беру в руки, а Библия­то на русском языке! Я забрал ее, принес в номер, прочел отмеченные страницы и спрятал под матрас. И на другой день мы победили. Это был промысел Божий, потому что выиграть в той ситуации было практически невозможно. А вторым Божьим промыслом я считаю то, что об этом матче сняли фильм «Движение вверх».

Почему не выиграли следующую Олимпиаду в Монреале 1976 года?

И.Е.: Сергей Белов в своей книге написал, что Олимпиаду в Монреале мы проиграли из­за Кондрашина, который переборщил с нагрузками. Я с этим не согласен – считаю, что физически мы были подготовлены даже лучше, чем в Мюнхене. Но там тренер угадал с составом, а здесь – нет. Выпустил в полуфинале двух игроков, которые оба стремились забивать. В итоге каждый тянул одеяло на себя, а в тылу никого не было…

Имея неоспоримые человеческие достоинства, Кондрашин был очень далек от быта – он совершенно не умел пробивать игрокам какие­то  материальные блага. Он никогда не просил для них квартиры, машины. Владимира Петровича интересовал только баскетбол. Так как он изучал американскую систему игры, ящиками привозил из Америки специальную литературу. Зато Гомельский хорошо обеспечивал команду: жилье, автомобили, поездки за границу… Однажды мы с ребятами обсуждали, какой тренер нужен сборной. Сошлись на том, что для результата – Кондрашин. Для более комфортной жизни – Гомельский. Хотя великие – оба. Оба привели команды к победе на Олимпийских играх, но каждый своим путем!

А может ли служить мотивацией к победе финансовая заинтересованность или все­таки здесь определяющее – чувство долга перед страной? Или собственные амбиции?

И.Е.: У Сергея Белова, например, определяющими были собственные амбиции. Он не сразу стал командным игроком. Сергей поставил себе целью стать победителем Олимпийских игр и стал им. Избегал компаний, тренировался больше других – в фильме это верно показано.

У большинства игроков, наверное, главным было чувство долга. Мы еще в силу возраста не были осознанными патриотами, не думали об этом понятии, но уже были патриотами по сути, по рождению. В этом, наверное, сыграла  свою роль и Великая Отечественная война, а я являюсь «ребенком войны». Волю к победе в нас воспитывала среда, улица – мы стремились быть лучшими –  занимались спортом везде, где это было возможно.

Сегодня, к сожалению, совсем другие ценности. Баскетбол превратился в бизнес. И это влияет на менталитет игроков. Большие деньги меняют сознание.  Баскетболисты сражаются за контракты и лучшие условия, а не за страну. Однако я могу понять их. Современные баскетболисты – профессионалы – они хорошо подготовлены, талантливы, добились успеха в профессии, а значит, должны зарабатывать достойные деньги. И, конечно, патриотизм у них уже не тот, что был у нас, – это понятно. Но мне непонятно, когда в погоне за деньгами и славой люди забывают о Родине – и это касается не только спортсменов.

Как Вы мотивируете своих учеников?

И.Е.: Я очень много работаю с детьми и молодежью. И  уверен, что физкультура и спорт очень помогают в жизни стать профессионалом в любой сфере. Спорт – допинг для мозга. Но чтобы добиться результатов и в спорте, и в профессии нужна мотивация. В Америке таким мотивирующим примером служат кумиры – успешные люди, достигшие высот в своей деятельности. Там говорят: «Чтобы стать кумиром, нужно много работать». Я это тоже говорю своим ученикам. И в нашей стране достаточно героев, первооткрывателей и высочайших профессионалов, о которых нельзя забывать. Я много езжу, выступаю с лекциями и мастер­классами и, когда меня просят об автографе, расписываюсь на открытке, на которой выведены мотивирующие слова: «Никогда не сдавайся, и ты увидишь, как сдаются другие. Мой главный соперник – это я сам. И я выиграю эту битву. Никогда не говори «не могу»! Если говоришь «не могу», значит, не хочешь. Каждая тренировка – это движение вверх! Желание, концентрация, сила воли, труд – это путь к успеху. Только через труд ты будешь лучшим!»