Женственность – это порхающая бабочка

Виктория Боня

РОССИЙСКАЯ ТЕЛЕВЕДУЩАЯ, МОДЕЛЬ, БЛОГЕР И БИЗНЕСВУМЕН ВИКТОРИЯ БОНЯ О ТОМ, КАК ВОСПИТАТЬ В СЕБЕ ЖЕНСТВЕННОСТЬ, ОБ ЭНЕРГИИ, КОТОРАЯ ТВОРИТ ЧУДЕСА, А ТАКЖЕ О ТОМ, КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ИДЕАЛЬНЫЙ МУЖЧИНА.

Вы красивая, ухоженная женщина. Наверняка Вы всегда привлекали внимание окружающих. Когда Вы впервые почувствовали именно мужское внимание и что Вы при этом испытали?

В.Б.: Знаете, я никогда не чувствовала себя такой уж роскошной и красивой. В детстве мне все время тыкали, что я слишком смуглая, слишком худая. В школе у всех девочек были ухажеры, а у меня не было. Я была такая пацанка, и ощущения, что я нравлюсь, у меня изначально не было. Наверное, только года в 23 я поняла, что могу быть привлекательной. И это не просто так на меня свалилось – я над собой работала, причем над всем: над своей мимикой, над жестикуляцией, над своей речью, над походкой. То есть я полностью собирала себя по крупицам, чтобы создать тот образ, который мне нравился. Поэтому я считаю, что я сама себя сделала.

Научившись всему этому, Вы стали этим пользоваться в своих целях?

В.Б.: У меня не было цели покорить мужчину, кого-­то соблазнить или выйти замуж. У меня была цель наполнить себя. Люди прежде всего реагируют не на красоту, а на энергетику. Вот недавно в Дубае иду я со своим молодым человеком по Dubai Mall, и, знаете, оборачиваются и мужчины, и женщины. Хотя мне сейчас сорок три года. Я уже, как говорится, не такая красавица, какой была раньше. Мне кажется, они оборачиваются на энергетику.

Что такое женственность, на Ваш взгляд?

В.Б.: Какой интересный, красивый вопрос. У меня сейчас возникла ассоциация: женственность – это такая порхающая бабочка, нежная, красивая. Она летает, на нее хочется смотреть. Ты можешь позволить ей сесть на тебя, если она тебя выберет. Можешь ею любоваться, но ты не можешь ее схватить, потому что она слишком хрупкая.

Вы порхающая бабочка?

В.Б.: Я стараюсь ею быть. Потому что для меня вот эта ассоциация с бабочкой в какой-­то момент стала каким­-то таким новым уроком, что ли. Я понимаю свою сильную сторону. Я понимаю, что у меня очень много мужской энергии, но при этом я очень изящная, у меня тонкие ручки, ножки, поэтому, если посмотреть на меня, можно сказать, наверное, что во мне есть женственность. Но при этом я ей обучалась. Я прямо воспитывала в себе женственность – природа мне ее не дала в полной мере. Этому можно научиться, я точно знаю.

Старости боитесь?

В.Б.: Нет! Мне кажется, что старость – это счастье. Многим не дано даже до зрелости дожить.

Вы готовы к тому, что люди будут писать, говорить, мол, Боня уже не та, постарела.

В.Б.: Мне и сейчас это и пишут, и говорят.

Вы болезненно реагируете на это?

В.Б.: Вы знаете, уже нет. Помню лет пять назад, когда у меня появились первые морщинки, я как­-то напряглась, но потом… Мы все меняемся внешне, этого не избежать. Но зато появляется внутри что-­то такое бесценное. Вот, допустим, ракушку взять. Она взращивает в себе жемчуг. Сначала это маленькая песчинка, потом она становится больше, еще больше, и, наконец, превращается в большую красивую жемчужину. Мне кажется, каждый человек в течение всей своей жизни взращивает в себе драгоценный алмаз своей души.

«Алмаз души моей» – прямо просится.

В.Б.: Да, и он настолько тебя наполняет, дает столько энергии, света, что внешняя оболочка уходит на второй план. И вообще, у меня с детства было чувство, что мое физическое тело – это мой временный дом, что я принадлежу к какому-­то еще месту. Тогда, в детстве, мне никто ничего не объяснял. А я лежала и разговаривала со звездами: «Боже, как я скучаю по своей космической семье, космической маме! Я очень хочу соединиться с вами!»

Что такое любовь? Можете ли Вы дать определение этому слову?

В.Б.: Для меня любовь есть все. И все есть любовь без вообще каких-­то разъединений и ограничений. Это самая сильная, мощная энергия во Вселенной. Это энергия, которая исцеляет, которая творит чудеса. Поэтому если ты есть любовь, то вокруг тебя все цветет, ты как плодородная почва. Если же ты есть страх или что­-то другое негативное, то именно это и отразится на твоей жизни, как в зеркале.

А разве любовь не может быть разрушительной?

В.Б.: Это зависит от восприятия каждого человека. Есть люди, которые любят самого человека, а есть те, кто любит свои чувства к этому человеку. И вот такая любовь может разрушать. Если же любовь безусловна, она не разрушает, она творит.

Что такое свобода для женщины, по­-Вашему?

В.Б.: Свобода всегда внутри, это твое состояние в каждую секунду времени. Даже сидя в тюрьме, человек может быть свободным.

Женщина в браке свободна?

В.Б.: Конечно. Каждая женщина – богиня, каждый мужчина – бог. Мы все создатели. Ты создаешь свое отношение, какой у тебя брак, как ты себя в нем ощущаешь, как тебя видит твой мужчина, как он с тобой взаимодействует – это все ты создаешь. Ты единственная и больше никто.

Довольно спорное утверждение. Получается, если у тебя случились абьюзивные отношения с мужем – ты сама виновата?

В.Б.: В каком-­то смысле, да. Значит, тебе нужны такие отношения. Потому что как только он в первый раз, еще до того, как стал мужем, проявил грубость – меня бы уже не было в этих отношениях. Я мужчине не разрешаю даже материться в моем присутствии. Потому что я себя уважаю и ценю. И сама я никогда грубого слова при нем не скажу. Один и тот же мужчина с двумя разными женщинами будет проявляться по­-разному. Потому что одна позволяет, а другая – нет. Кстати, с изменами такая же история. Неверного мужчину создает женщина, потому что у нее есть какие-­то свои, скажем так, незакрытые гештальты, и, чтобы их закрыть, она привлекает в свою жизнь именно такого. Ведь очень многие женщины знают, что их мужчины гуляют, но закрывают на это глаза и продолжают дальше жить, как будто ничего не происходит. Разве не так? Очень некомфортно посмотреть в зеркало и признаться: «Так, вот здесь я что­-то не то сделала». Гораздо комфортнее сказать: «Да это он гулящий, неверный и вообще сволочь».

Насколько брак актуален в современном мире?

В.Б.: Для женщины это статус. Когда женщина в браке, она чувствует себя уверенно. Для женщины важно, чтобы мужчина сказал: «Вот это моя женщина, я подписываюсь под тем, что она моя». Она себя чувствует комфортнее и понимает, что у нее есть, скажем так, стабильность. Для общества, наверное, это тоже важно. Хотя в Европе, я смотрю, люди живут по десять, по пятнадцать лет и потом, может быть, женятся.

Насколько официальный брак важен для Вас?

В.Б.: Мои первые долгие отношения были в гражданском браке, хотя мы называли друг друга муж и жена. Сейчас я очень надеюсь, что это будет семья, дети, и, безусловно, у нас будет какой-­то момент, когда мы зарегистрируем наши отношения. Но вообще у меня больше страх был выйти замуж, чем не выйти. Мама мне всегда говорила в детстве: «Выйти замуж не напасть, лишь бы замужем не пропасть». И она мне вот это вбила в голову. Я очень долго действительно боялась.

Но сейчас Вы готовы?

В.Б.: Да, сейчас готова.

Можете ли Вы описать свой образ идеального мужчины?

В.Б.: Мне этот вопрос задают последние пятнадцать лет. И все пятнадцать лет я на него отвечаю по­-разному. Сейчас я хочу сказать, что, на мой взгляд, идеальный мужчина – это очень честный мужчина. Потому что только на фундаменте честности можно построить долгие, хорошие отношения.

Насколько критично для отношений, если женщина успешнее мужчины?

В.Б.: Хороший вопрос. Здесь опять же очень много зависит от того, насколько мужчина, скажем так, может ее такую успешную выдержать, «унести». Но и женщина не должна тыкать своим успехом, деньгами попрекать. Если мужчине не дают проявлять его мужскую сущность, вряд ли из этого что­то выйдет.

Вы бы допустили отношения, в которых Вы обеспечиваете мужчину?

В.Б.: Мне кажется, в моем поле таких мужчин, которые хотели бы, чтобы я их обеспечивала, просто не может быть. Потому что это изначально мужчины с очень женской энергией. В этом нет ничего плохого. Но в моем поле, для меня – это слишком женственные мужчины.

Как Вы относитесь к свободной любви?

В.Б.: Мне кажется, это уже не любовь. Когда люди любят друг друга так, что они на сто процентов отдают, у них просто не остается ни одного процента, чтобы отдать еще кому­-то.

Какие книги оказали на Вас влияние за последнее время?

В.Б.: Я хочу сказать про безумно интересные книги чилийского философа Дарио Саласа Соммэра.

Мне их подарил Алексей Антропов, основатель благотворительного фонда, который переводит и издает эти книги уже много­-много лет. Одну из них я уже прочитала, она называется «Говорят маги». Это потрясающая книга. Она очень сильно влияет на человека. Тут вот так и написано. «Эта книга адресована всем, у кого есть глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы слышать…». И про ум здесь написано, и про состояния человека, абсолютно про все. Следующей буду читать его же книгу «Существует ли женщина?». Судя по всему, она тоже очень интересная.

За что Вы цените себя больше всего?

В.Б.: За то, что не боюсь. Я не боюсь изучать себя, не боюсь ошибаться, не боюсь идти, не боюсь чувствовать боль и соединяться с этой болью, не боюсь прощать и давать шанс людям второй или третий, не боюсь… знаете, я не боюсь быть собой. Я себе за это благодарна.

Поделиться статьей:
апрель - май 2024

Власть над собой – самая высшая власть, порабощенность своими страстями - самое страшное рабство.

Лев Толстой

Читать номер