Ментальное рабство

Сергей Баранов

Давайте начнем с определения. Ментальные рабы обладают своими желаниями, целями и знаниями, как достичь эти цели, только есть одна проблема: они даже не подозревают о том, что их мысли – это не их мысли, а заготовленные последовательности слов, которые крутятся в голове. Эти последовательности слов создают из людей своеобразные словесные шестеренки. Так например, человек принадлежит к сфере работников физического труда. Поведение этих людей определяется специальной, предназначенной именно для них, огромной словесной шестеренкой (ее можно назвать языковой игрой), которая содержит все заданные последовательности слов для обеспечения постоянства в желаниях и эмоциональной нагрузке, которые обеспечивают непрерывность процесса осуществления бессмысленной деятельности. Шестеренки-работники неизбежно приводятся в движения главной языковой шестеренкой. Все зубья (предложения) этой цепи жестко связаны. У ментального раба нет возможности изменить последовательность слов, потому что человеческий механизм в целом не может воспринять в свою конструкцию шестеренку с иным числом и шагом зубьев, так как место этой шестеренки в механизме строго определено. Приобрести собственную способность суждения внутри такого механизма было бы равносильно включению задней передачи на автомобиле, который движется на 5-ой передаче на максимальных оборотах. Очевидно, что такое действие невозможно, точно так же невозможно, чтобы человек, находящийся в ментальном рабстве, начал думать.

На этих людях держится все устройство общества. Представьте общество как огромный механизм по производству определенных материальных ресурсов. Этот механизм состоит из отдельных языковых блоков, внутри которых мышление индивида ограничено строгими рамками, нарушение которых ведет к потере эффективности блока. Блоки находятся в определенной иерархической последовательности, где верхние уровни создают и поддерживают языковые модели низших уровней. Чем ниже уровень, тем выше обусловленность поведения и мышления. Человек, находящийся в самом низу иерархический системы, даже не подозревает о том, что его картина мира не единственная. Он находится исключительно внутри своего мировоззрения и полагает, что ему в мире все понятно. Проблема в том, что это мировоззрение принадлежит ему только потому, что оно находится внутри его способа мыслить, то есть его способ мыслить полностью обусловлен этим мировоззрением. Но мировоззрение создано точно так же, как создают зубчатые колеса – их подвергают механической и термической обработки для достижения идеального соответствия механизму. Если зубчатое колесо будет иметь отклонение выше допустимого, то механизм заклинит. Ментальное рабство – это трамвайные пути, движение по которым возможно лишь в одном направлении: из детства в старость. Взрослое состояние в этой конструкции невозможно, потому что взросление предполагает развитие способности судить самостоятельно. Самостоятельные суждения требуют принятия на себя ответственности. Легко заметить, что большая часть людей разделяет языковую игру, которая носит признак нытья и жалоб на происходящее. Они обусловлены механизмом, и так как они не могут ничего изменить, они жалуются на устройство механизма, который, по их мнению, должен был бы быть иным. Но и это нытье не принадлежит к их способности суждения! Люди запрограммированы такой языковой моделью, которая вызывает недовольство жизнью, чтобы уровень гормонов стресса был выше уровня гормонов удовольствия. Такое соотношение удовольствия-неудовольствия вызывает желание что-то изменить, но обусловленность механизмом предполагает, что любое изменение в лучшую сторону – это увеличение скорости вращения зубчатых колес, то есть увеличение интенсивности работы, а изменение в худшую сторону – снижение интенсивности, но это снижение интенсивности заблокировано языковой игрой, которая порицает такое поведение: «терпение и труд все перетрут», «сделал дело – гуляй смело», «без труда не вытащишь и рыбку из пруда» и т. д. Языковая модель поощряет ответственность, добросовестность, честность, самоотверженность и трудолюбие, но все эти положительные качестве относятся к взаимодействию человека с механизмом. Те же самые качества по отношению к человеку со стороны механизма или по отношению человека к самому себе не являются частью языковой игры и даже не могут быть осмыслены в таком контексте.

Ментальный раб низшего уровня строго управляется словами, реагируя на них подобно тому, как дрессированная собака реагирует на команды. Речь идет о том, что такого человека можно принудить к совершению определенных действий, используя заготовленные последовательности слов, которые точно отражают мировоззрение языкового модуля, к которому принадлежит человек. Никакие иные последовательности слов таким людям не знакомы, а все незнакомое вызывает у них страх и агрессию, как следствие этого страха. Конечно, всегда находились люди, которые хотели освободить рабов из их предустановленного системой языкового плена, объяснив им, что мир на самом деле совсем не таков, каким он кажется. Но вся проблема в том, что ментальные рабы не воспринимают никакой логической аргументации, если она находится за пределами их языковой модели и не является ее необходимой частью, которая способствовала бы сохранению самой модели. Единственным аргументом для ментальных рабов является авторитет, то есть статус человека, который к ним обращается. Но если этот авторитет сам не принадлежит к их языковому модулю, то он воспринимается как враг. Следовательно, система полностью замкнута сама на себе, и все нетрадиционные точки зрения воспринимаются как зло, а потому нещадно подавляются. Изменить сложившуюся ситуацию, к сожалению (или к счастью), невозможно, потому что в стае шимпанзе из 100-150 особей есть всего один вожак и еще 3-5 самцов, претендующих на место вожака. Остальные члены стаи лишены способности и желания принимать собственные решения, все их решения должны иметь приоритетом благополучие стаи. Если каждый начнет тянуть одеяло на себя, то стая развалится на части, что в свою очередь повлечет невозможность отстоять границы своей территории при нападении соседней стаи и гибель каждого индивида от голода, либо от лап членов другой стаи, либо от зубов хищников. Проблема человека в том, что шимпанзе – его ближайший родственник.

Поделиться статьей:
июнь-июль 2022

Размышляя о современной цивилизации, понимаешь, что мир находится на грани своего развития. Природа человека ищет концептуальное обновление. Что делать? Жить, чтобы просто любить!

Издатель,
Алексей Антропов

Читать номер