ИХ НАЗЫВАЛИ «НОЧНЫЕ ВЕДЬМЫ»: ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА И ЖЕНЩИНЫ - ГЕРОИ

История создания 46 авиационного полка

B 1941 гoду в гopoдe Энгeльc пoд личную oтвeтcтвeннocть cтapшeгo лeйтeнaнтa гocбeзoпacнocти Mapины Pacкoвoй был ocнoвaн 46 гвapдeйcкий нoчнoй бoмбapдиpoвoчный жeнcкий aвиaциoнный пoлк, кoтopый в будущeм oкpecтили «нoчными вeдьмaми».

Для этoгo Mapинe пpишлocь иcпoльзoвaть cвoи личныe pecуpcы и личнoe знaкoмcтвo co Cтaлиным. Hиктo ocoбo нe paccчитывaл нa уcпex, oднaкo дaли «дoбpo» и oбecпeчили нeoбxoдимoй тexникoй. Командиром полка была назначена Евдокия Бершанская, летчик с десятилетним стажем. Под ее командованием полк сражался до окончания войны. Порой этот полк шутливо называли «Дунькин полк», намекая на полностью женский состав и оправдываясь именем командира полка. Враг же называл летчиц «ночными ведьмами», которые внезапно бесшумно появлялись на маленьких самолетах.

46­й гвардейский Таманский полк — уникальное и единственное соединение в Красной армии времен Великой Отечественной войны. Всего было три авиационных полка, в которых летали женщины: истребительный, тяжелых бомбардировщиков и легких бомбардировщиков.

Два первых полка были смешанными, и только последний, в котором летали на легком бомбардировщике ПО­2, был исключительно женским. Летчики и штурманы, командиры и комиссары, прибористы и электрики, техники и вооруженцы, писари и штабные работники — все это были женщины. И вся, даже самая тяжелая работа делалась женскими руками. Ни у кого из пополнения не было опыта ночных полетов, поэтому летали под куполом, создававшим имитацию темноты. Вскоре полк перевели в Краснодар, и ночные ведьмы стали летать над Кавказом. Мужчин в полку не было, так что «женский дух» проявлялся во всем: в опрятности формы одежды, чистоте и уюте общежития, культуре проведения досуга, отсутствии грубых и нецензурных слов, в десятках других мелочей. А что касалось боевой работы…

«Полет продолжался около часа — достаточно, чтобы долететь до цели в ближайшем тылу или на передовой противника, сбросить бомбы и вернуться домой. За одну летнюю ночь успевали сделать 5­6 боевых вылетов, зимой — 10­12. Работать приходилось и в кинжальных лучах немецких прожекторов, и при сильном артобстреле», — вспоминала Евдокия Рачкевич.

Самолеты и вооружение «ночных ведьм»

«Ночные ведьмы» летали на бипланах Поликарпова, или ПО­2. Численность боевых машин возросла за пару лет с 20 до 45. Этот самолет создавался изначально совсем не для боев, а для учений. В нем не было даже отсека для авиабомб (снаряды подвешивались под «брюхо» самолета на специальные бомбодержатели). Максимальная скорость, которую могла развить такая машина, — 120 км/ч. При таком скромном вооружении девушки показывали чудеса пилотирования. Это при том, что каждый ПО­2 нес на себе груз большого бомбардировщика, нередко до 200 кг за раз. Летчицы воевали только по ночам. Причем за одну ночь совершали по нескольку вылетов, наводя ужас на позиции врага. Девушки не имели на борту парашютов, являясь буквально смертницами. В случае попадания снаряда в самолет им оставалось только героически погибнуть. Места, отведенные по технологии под парашюты, летчицы загружали бомбами. Еще 20 кг вооружения были серьезным подспорьем в бою. До 1944 года эти учебные самолеты не были оснащены пулеметами. Управлять ими мог как пилот, так и штурман, поэтому если первый погибал, его напарник мог привести боевую машину на аэродром.

«Наш учебный самолет создавался не для военных действий. Деревянный биплан с двумя открытыми кабинами, расположенными одна за другой, и двойным управлением — для летчика и штурмана. (До войны на этих машинах летчики проходили обучение). Без радиосвязи и бронеспинок, способных защитить экипаж от пуль, с маломощным мотором, который мог развивать максимальную скорость 120 км/час. На самолете не было бомбового отсека, бомбы привешивались в бомбодержатели прямо под плоскости самолета. Не было прицелов, мы создали их сами и назвали ППР (проще пареной репы). Количество бомбового груза менялось от 100 до 300 кг. В среднем мы брали 150­200 кг. Но за ночь самолет успевал сделать несколько вылетов, и суммарная бомбовая нагрузка была сравнима с нагрузкой большого бомбардировщика. Пулеметы на самолетах также появились только в 1944 году. До этого единственным вооружением на борту были пистолеты ТТ», — вспоминали летчицы.

В современном языке фанерный бомбардировщик ПО­2 можно было бы назвать самолетом­невидимкой. Ночью его на низкой высоте и бреющем полете  немецкие радары не могли засечь. Немецкие истребители боялись прижиматься слишком близко к земле, и часто именно это спасало жизни летчицам. Вот почему девушки из полка ночных бомбардировщиков получили такое зловещее прозвище — «ночные ведьмы». Зато если ПО­2 попадал в луч прожектора, сбить его не составляло труда.

Боевой путь

В ходе боевых действий летчицы авиаполка произвели 23 672 боевых вылета. Перерывы между вылетами составляли 5­8 минут, порой за ночь экипаж совершал по 6­8 вылетов летом и 10­12 зимой. Всего самолеты находились в воздухе 28 676 часов (1191 полных суток).

Летчицами было сброшено более 3 тысяч тонн бомб, 26 000 зажигательных снарядов. Полк уничтожил и повредил 17 переправ, 9 железнодорожных эшелонов, 2 железнодорожные станции, 26 складов, 12 цистерн с горючим, 176 автомобилей, 86 огневых точек, 11 прожекторов.

Было вызвано 811 пожаров и 1092 взрыва большой мощности. Также было сброшено 155 мешков с боеприпасами и продовольствием окруженным советским войскам.

До середины 1944 года экипажи полка летали без парашютов, предпочитая брать с собой лишние 20 кг бомб. Но после тяжелых потерь пришлось подружиться с белым куполом. Пошли на это не очень­то охотно — парашют сковывал движения, к утру от лямок ныли плечи и спина.

Если не было ночных полетов, то днем девушки играли в шахматы, писали письма родным, читали или, собравшись в кружок, пели. А еще вышивали «болгарским крестом». Иногда девушки устраивали вечера самодеятельности, на которые приглашали авиаторов соседнего полка, которые тоже летали по ночам на «тихоходах».

15 октября 1945 года полк был расформирован, а большинство летчиц демобилизовано.

Боевые потери полка составили 32 человека. Несмотря на то, что летчицы гибли за линией фронта, ни одна из них не считается пропавшей без вести. После войны комиссар полка Евдокия Яковлевна Рачкевич на деньги, собранные всем полком, объездила все места, где гибли самолеты, и разыскала могилы всех погибших.