Хотите, чтобы вас заморозили? А вы готовы к последствиям?

crio

Прямо сейчас в трех криогенных хранилищах, расположенных в США и России, около трех сотен людей буквально балансируют на грани забвения. После остановки сердца они подверглись криоконсервации, то есть глубокому охлаждению. Прежде чем клетки мозга успевают погибнуть, их замораживают при помощи витрификации – специальной процедуры, исключающей образование льда. По закону все они считаются умершими. Но если бы они могли говорить, они бы вряд ли признали себя мертвыми. В некотором смысле они просто без сознания.

Никто не знает, можно ли оживить их. Тем не менее, все больше живых людей начинают задумываться о том, что неопределенность лучше, чем ее пугающая альтернатива.

Около 1250 ныне живущих уже изъявили желание быть замороженными после смерти. В США, Австралии и Европе открываются новые центры крионики. Непосвященным крионика может показаться сюжетом очередного фантастического триллера. В то же время многие ученые считают ее перспективным направлением исследований.

Криобиологи медленно, но верно продвигаются в своих поисках решения проблемы оживления. Недавно группе ученых удалось разморозить витрифицированный мозг кролика. Даже после нескольких недель заморозки синапсы, от которых зависит деятельность мозга, остались целы.

Целого же кролика ученые оживить пока не пробовали.

Очевидно, что оттаявший мозг кролика нельзя сравнивать с человеческим телом, которое вернули к жизни. Тем не менее, есть люди, уверенные в том, что оживить человека после криоконсервации будет так же просто, как вылечить простуду или перелом. 

Допустим, что крионика действительно сработает. Представим на минуту возвращение к жизни человека, жившего около ста лет назад.

Вряд ли он просто откроет глаза, и все сразу же станет хорошо. Скорее, наоборот: ему придется строить свою жизнь с нуля, став чужаком в чужом мире. Конечно же развитие событий зависит от многих факторов: как долго человек «спал», в какое общество он вернулся, остался ли в живых кто-то, кого он знал, и как происходило само возвращение. Согласно закону ускоряющейся отдачи (экспоненциальное ускорение технического прогресса) в ближайшие 30-40 лет могут появиться медицинские технологии, позволяющие совершенствовать биологические системы, предотвращать болезни и даже поворачивать старение вспять.

Оптимисты уверены, что эти прогнозы осуществятся и те, кто был заморожен в наше время, смогут встретиться со знакомыми им людьми –например, своими взрослыми внуками. Если же подобный прогресс пойдет по более медленному сценарию и займет сто и более лет, вернувшиеся к жизни не смогут получить столь эффективную социальную поддержку.

Без ответа остаются и некоторые другие вопросы. Например, где эти люди будут жить и чем будут зарабатывать на жизнь? И если общество будущего регрессирует и придет в упадок, станут ли вообще их оживлять? Но даже если оживление  случится,  потерянные во времени, чужие в новом обществе и осознающие, что вся прошлая жизнь безвозвратно утрачена, они наверняка столкнутся с серьезными психологическими проблемами. Не говоря уже о том, что некоторым из них придется привыкать к совершенно новому телу, так как сохранится лишь их голова. «Даже у самых стойких людей адаптация к новому телу, культуре и обстановке может проходить очень тяжело, – говорит Джефри Кауфман, психотерапевт, практикующий в пригороде Филадельфии (США). – Эти люди будут постоянно искать себя».  Но есть и другое мнение. Так, например, антрополог нью-йоркского университета «Новая школа» Абу Фарман считает, что благодаря новейшим методам терапии (и стойкости человеческого духа!) психологические трудности будут минимальными. 

Психологические травмы, как и депрессия, могут принимать множество форм. Те, кто подвергся криоконсервации, могут страдать от совершенно непредсказуемых расстройств.

«Подобные явления очень многогранны, и об их особенностях можно судить, лишь сравнивая их с известными нам психологическими травмами», – говорит Кауфман.

Кроме того, неясно, как люди из далекого прошлого будут строить отношения с людьми из настоящего. Кауфман считает, что им трудно будет завязать настоящую дружбу, ведь на них будут смотреть как на музейные экспонаты.

Подобные сценарии остаются лишь теорией – так почему бы нам не рассмотреть еще один кажущийся невероятным вариант?

Не иметь тела, но иметь сознание – такого никто еще не испытывал. «Трудно даже вообразить, каково это», – говорит Каллахан.

Бессмертие также может стать поводом для тревоги. Перенос сознания в виртуальную реальность в какой-то степени может означать победу над смертью. В связи с этим возникают вопросы психологического и философского характера. Нет никаких гарантий того, что человек, очнувшийся от криогенного сна, останется прежним. Независимо от того, кем или чем будет являться этот призрак, существующий внутри компьютера, нужно запрограммировать такую опцию как «цифровой суицид», ведь подобное существование может оказаться невыносимым.  Несмотря на множество переменных, есть люди, готовые попробовать и такой вариант.