Я и социум

some stuff

Я думаю так: чтобы уживаться в социуме, ему нужно противостоять. Не случайно в Евангелии Иисус говорит, что нельзя служить двум господам: или ты с Богом, или – с миром (то есть обществом).  Мир всегда тянется к удовольствиям и раскрепощению, Бог ведет нас к ограничениям и воздержанию. Но интересно то, что, идя к Богу и противопоставляя себя миру, мы не отделяемся от окружающих, а наоборот, сближаемся с ними. Потому что любые ограничения и воздержания вырабатывают в человеке терпение – главную добродетель. Если есть терпение, значит, ничего не раздражает, все нравится, все устраивает. Следовательно, приходит душевное спокойствие и радость жизни. Такой человек становится магнитом, на душевный свет которого, словно мотыльки, слетаются люди. А вот человек, ищущий удовольствий, никогда не бывает счастлив – он «раб» своих желаний и страстей.  Поладить с таким человеком очень непросто.

Я к этому пришла совершенно случайно. Несколько лет назад у меня началась сильная аллергия. Я была вынуждена сесть на строгую диету, и первое время ужасно мучилась, отказывая себе в любимых блюдах. Со временем мой организм перестроился, привык к новой пище. А вместе с ним изменился и мой характер. Я с удивлением заметила, что меня перестали раздражать какие-то события или люди, легче стали переноситься неприятности, улучшились отношения с окружающими, появились успехи на работе. Правда, следует добавить, что параллельно с вынужденным «постом» я стала ходить в церковь, молиться – очень уж хотелось выздороветь! В итоге душевное и физическое воздержания привели меня к полному исцелению тела и в какой-то степени  души. Более того, появилась гармония в отношениях с социумом.

Нам настойчиво навязывают всевозможные кредиты – западный образ жизни, и мы радуемся, что имеем возможность прямо сейчас получить то, чего хочется, не имея на это собственных средств. А не портит ли это наш характер? Не делает ли нас нетерпимыми к трудностям, друг другу, к христианским заповедям? 

Интересно, что еще в 13 веке великий русский герой Александр Невский считал главной опасностью для России Запад. Монголо-татарское иго, до тла разорившее Русь, представлялось ему меньшим злом, чем нападения католиков-крестоносцев. Ведь татары претендовали только на политическое господство, а шведы и немцы – на духовное. Сохранить свою духовность – задача, которая стоит сейчас перед нами так же, как когда-то стояла перед великим Александром. В этом ключ сохранения нашего социума и наших отношений в нем. Но справимся ли мы с этой задачей сейчас, как когда-то справился он?