Пшеничный дед

Поколение Z (рожденные после 2002 года) выросло на волне технологического бума, развития Интернета и соцсетей. Им доступна практически вся информация. Созданный не их руками комфорт практически во всех сферах жизни провоцирует размывание ценностей и целей. Да, они умеют отстаивать свои права, да и вообще свободнее внутренне – по крайней мере так кажется, пока ситуация остается более или менее стабильной. Если же что-то идет не так, они просто увольняются.

Психологи замечают, что проблема все-таки лежит совершенно в другой области: молодые люди очень часто не то, чтобы ленивы, они просто не представляют, кем они на самом деле хотят работать. У них нет цели, ради которой хотелось бы не просто напрягаться, а горы свернуть.

Почему-то есть ощущение, что после кризиса, связанного с пандемией, ситуация в корне изменится. Растущая безработица, падение доходов родителей и общая нестабильность заставит посмотреть правде в лицо и реально оценить, что ты умеешь, чего ты хочешь, и за что тебе на самом деле стоит платить. Сейчас многие говорят о том, что коронавирус спровоцирует глобальную переоценку и образа жизни, и целей, к которым мы все движемся. Возможно, так и будет. На какие ДРУГИЕ модели поведения в социуме можно будет опереться молодым людям? Других моделей достаточно – и в поколении X (рожденные с 1965 по 1983), и даже в поколении Y (рожденные с 1984 по 2002). Но еще больше таких примеров в военном и послевоенном поколениях. Биографии того времени могут научить тех, кто вырос в цифровом мире, цельности, самоотдаче, принципиальности и бесконечной работоспособности. Говорят, что те цели и желания, которые возникают у нас детстве не из книжек или фильмов, а под влиянием обстоятельств собственной жизни, самые искренние и честные. Тем взрослым, которые вдруг потерялись в этой жизни, психологи часто советуют вспомнить то, о чем они мечтали, когда были маленькими (правда, те, кто вырос в полном достатке, не могут ничего вспомнить, кроме того, что все желания исполнялись родителями по первому требованию). Но те, кто испытал нужду или лишения, относительно легко справляются с задачей обретения смысла жизни.

«Я в детстве и юности никогда не ел хлеба досыта», – делился с близкими выдающийся ученыйбиолог Вакиль Калеевич Гирфанов. Именно этот горький опыт стал основой его жгучего желания стать агрономом, увеличить урожайность, чтобы накормить и избавить от угрозы голодной смерти как можно больше людей.

В. К. Гирфанов родился в1909 году в многодетной семье крестьянина-середняка в деревне Таймеево Салаватского района Башкирской АССР. Рано осиротел и на несколько лет попал в детдом. Голод 1920-1921 годов поставил окончательную точку в выборе профессии.

Путь к своей мечте Вакиль начал в школе крестьянской молодежи, где учился на отлично, хотя давалось ему это сложнее, чем другим ученикам – до 14 лет мальчик не знал ни одного русского слова. В 1929 году будущего ученого направили из Уфимского землеустроительного техникума в московскую Тимирязевскую академию. Тогда республика остро нуждалась в национальных кадрах в области сельского хозяйства.

Будучи от природы человеком любознательным и впечатлительным, он как губка впитывал все, что видел, слышал, читал, узнавал. Уже на втором году обучения в академии появились первые научные работы В.К. Гирфанова. Жизнь молодого студента в Москве не была легкой – приходилось подрабатывать ночами (выгружать на Савеловском вокзале доски и кирпичи и т.д.), стипендии не хватало даже не проезд, и в трамваях ездили чаще всего «зайчиками».

«Когда на территории академии началось строительство общежитий, было решено, что тот, кто будет участвовать в строительстве личным трудом, тот получит место в общежитии в первую очередь», – вспоминал Вакиль Калеевич, – так и поступили мы, все 12 студентов из Башкирии. Потом организовали в общежитиях студенческие коммуны, куда я вступил одним из первых. Трехлетняя жизнь в детдомах мне помогла быстро ужиться в коммуне, жить стало легче. Члены коммуны вносили свою стипендию в общую кассу, оттуда и питались, покрывали все свои мелкие расходы».

После успешного окончания академии в 1933 году Гирфанов вернулся в Уфу и начал работать сначала как научный сотрудник Башкирской научно-исследовательской полеводческой станции, затем – как заместитель директора и директор Института биологии Башкирского филиала АН СССР. На этой должности он оставался до последних дней своей жизни, одновременно заведуя лабораторией физиологии устойчивости и питания растений. Стал доктором сельскохозяйственных наук, профессором.

Есть особый тип ученых: один раз выбрав объект исследований, они продолжают работать над ним всю жизнь. К таким относился Вакиль Калеевич Гирфанов. Главной темой его научной работы была яровая пшеница. Он впервые подробно изучил ее биологию и сделал ряд крупных обобщений об экологических условиях получения высоких и устойчивых урожаев этой культуры, исследовал процессы минерального питания, фотосинтеза, водоснабжения растений, разработал рациональные приемы ее агротехники. Фундаментальные монографии В.К. Гирфанова до сих пор являются настольными книгами специалистов аграрного сектора республики. Общее же число научных трудов В.К. Гирфанова приближается к 200.

Вакиль Калеевич никогда не был кабинетным ученым – большую часть времени он проводил в поле или в научных экспедициях в самых разных уголках Башкирии. Именно по его инициативе в регионе стали проходить республиканские и районные агрономические конференции. По сути он стал организатором сельскохозяйственной науки в Башкирии, а яровая пшеница заняла прочное место в экономике республики. Агрономы боготворили Гирфанова и дали ему ласковое прозвище «Бодай-бабай» («Пшеничный дед»).

Во время Великой Отечественной войны Гирфанов воевал в составе 214 стрелковой дивизии, сформированной в 1942 году в Уфе. Свое первое боевое крещение он получил в Сталинградской битве, командуя минометным расчетом. Потом была Курская дуга, бои за освобождение Белгорода, Харькова, Кировограда, Белоруссии, Литвы. Лейтенант Гирфанов закончил войну в районе Пиллау Восточной Пруссии (ныне г. Балтийск Калининградской области) 24 апреля 1945 года с тяжелым ранением в области сердца. Осколок фашистской пули, застрявший в нескольких миллиметрах от сердца, он носил до конца своих дней. За мужество и героизм Гирфанов был удостоен восемью боевыми медалями.

Страна отметила его заслуги и в мирное время – В.К. Гирфанов награжден Орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «Знак Почета» и многими медалями СССР. Ему были присвоены почетные звания заслуженного деятеля науки РСФСР и БАССР. В знак увековечения памяти «пшеничного деда» в 1998 году Академией наук республики Башкортостан учреждена премия имени В.К. Гирфанова в области биологии. На здании Института биологии, где он работал долгие годы, установлена мемориальная доска. К 100-летию со дня его рождения был сделан документальный фильм об этом выдающемся ученом.

Будучи заботливым отцом и любящим мужем, Вакиль Калеевич являлся центром притяжения огромного и уважаемого рода Гирфановых. Только его прямых потомков насчитывается 24 человека. Все они чтят его память, гордятся своим предком и берегут честь фамилии, которую носят.

В статье использованы воспоминания Наиля Гирфанова, сына В.К. Гирфанова