Рынок труда во время эпидемии и после

Рынок труда во время эпидемии – что уже происходит

В России с целью борьбы с распространением коронавируса весь апрель 2020 года объявлен нерабочими днями – это означает, что работники большинства предприятий могут получить зарплату, не работая в течение более 30 дней. Другой вариант – работать удаленно, причем за те же деньги (но это возможно далеко не для каждой профессии). И если для простых работников целый месяц выходных – это неплохой вариант, то работодатели будут вынуждены где-то найти деньги на выплату зарплат. Эксперты предупреждают: такой режим серьезно ударит по экономике, и пострадает, в первую очередь, малый и средний бизнес. По разным оценкам, работы могут лишиться несколько миллионов человек – их работодатели просто будут вынуждены прекратить деятельность.

Кто будет востребован, когда закончится эпидемия?

Коронавирус продолжает шагать по планете – число подтвержденных случаев перевалило за миллион, и рост этой цифры, вероятно, будет продолжаться еще долго. Большая часть стран мира закрыли свои границы и ввели какие-то ограничения на передвижения, в Евросоюзе границы появились впервые за десятилетия единого таможенного пространства. Но рано или поздно эпидемия закончится – будет ли это в мае, июле или октябре. И после ее завершения нужно будет продолжать жить и работать. Но с работой, как оказалось, могут быть проблемы.

Пока эпидемия продолжается, с рынком труда все относительно просто: есть взрывной рост спроса на курьеров, продавцов и удаленных работников, а сотрудники туристической отрасли оказались без работы, как и сотрудники многих авиакомпаний, да и вообще сферы услуг в целом.

Когда кризис закончится, то окажется, что в стране слишком много курьеров, которые будут все менее и менее востребованными. Конечно, кому-то понравится сама идея заказа продуктов или еды из ресторанов, но большинство россиян предпочтут ходить за покупками и в заведения общепита самостоятельно. На предприятиях по производству товаров первой необходимости для медиков (тех же одноразовых масок и костюмов) тоже будет перебор кадров – спрос на эти товары будет снижаться. Некоторые уволенные из туриндустрии за время кризиса найдут новое место работы, но в наиболее пострадавших от коронавируса отраслях вряд ли скоро появится кадровый дефицит, а число вакансий будет в целом меньше из-за разорения мелких ИП и предприятий малого бизнеса, а сами предприниматели пополнят ряды безработных.

Все это может наложиться на сезонные колебания: летом на рынок труда выйдут выпускники вузов, которым будет сложнее найти работу, чем тем, кто выпустился – теперь у работодателей будет выбор среди работников с опытом и без опыта. Изменения на рынке труда будут зависеть от продолжительности карантина и способности предприятий восстановить свои мощности в наиболее короткий срок.

Традиционно в августе-сентябре вакансии закрываются быстрее в связи с окончанием молодыми людьми учебных заведений. Именно на эти месяцы придется наибольшее значение безработицы, если кризис не пойдет на спад. Вероятнее всего, уменьшится спрос на работников коммерческой сферы, ритейла, туристической отрасли. Это будет связано со скоростью восстановления покупательской способности населения.

У работодателей появится возможность выбрать более квалифицированного кандидата. Здесь же хочу отметить, что после кризиса 2014 года работодатели ответственно подошли к вопросу сохранения персонала и использовали режим неполного рабочего времени, переобучение сотрудников, миграцию внутренних трудовых ресурсов, что позволило избежать массовых увольнений. Сейчас эти механизмы снова будут востребованы. В части увеличения вакансий возможен рост в агропромышленном комплексе. Все мы наблюдали ажиотаж в части продуктов питания, традиционных для нашей страны. К тому же, ограничения в доходах населения может дать рост покупки товаров местного производства.

В целом глобальные тренды развития рынка труда сохранятся, работникам стоит задуматься не столько о последствиях кризиса, сколько о развитии роботизации. Вообще же, многое зависит от того, как долго продлятся ограничительные меры и как именно они будут отменяться.

Отдельные бизнесы смогут не просто пережить кризис, но и серьезно улучшить свои позиции. Прежде всего, это виртуальные развлечения: онлайн-кинотеатры, онлайн-концерты, онлайнвыставки и многое другое. Так, интернет-кинотеатры в России неплохо росли и до начала эпидемии, теперь же их аудитория может вырасти в разы. Среди тех, кто быстро вернет прежние позиции после пандемии – монополисты рынка и сферы с низкой конкуренцией. Например, РЖД однозначно понесет убытки, но у людей будет, куда поехать. Крупные игроки рынка или компании с господдержкой также относительно быстро восстановятся. Компании, работающие в онлайне и не связанные с пострадавшими сферами, также в выигрыше. Онлайн уже процветал, а благодаря пандемии получит новый виток развития. Образование, кинотеатры, библиотеки, доступные онлайн, игровые сервисы и другие уже получили увеличение аудитории в 75%. На интернете сейчас стоит мир, и значительные неполадки станут фатальными для компаний и отдельных людей, поэтому IT-специалисты будут востребованы как никогда раньше.

Большим сюрпризом для офисных работников и руководителей станет эффективность удаленной работы. Наверняка компании переведут штат на гибкий график, а число вакансий для фрилансеров увеличится. Новый формат работы однозначно приведет к проблемам непредсказуемого масштаба в области коммерческой недвижимости. Нет смысла в аренде дорогостоящего офиса, который не окупится. Тем временем коворкинги, где плата вносится за каждое отдельное место, станут популярнее.

Среди сфер, пострадавших от пандемии, на первом месте туристическая. Авиаперевозчики, турагентства, гостиничный бизнес и все компании, связанные с путешествиями, несут жуткие потери. Помимо самих запретов на полеты и передвижения, они столкнутся с последствиями: люди еще долго будут бояться путешествовать, предпочитая местные направления. В том числе люди будут меньше путешествовать из-за ситуации с курсом рубля. Тем не менее, если компании из этой группы обращаются к внутреннему туризму, у них больше шансов возродиться, ведь после массовой изоляции все же возникнет спрос хотя бы на примитивные активности.

Среди таких же поврежденных сфер – малый бизнес. У ресторанов и кафе нет того запаса ресурсов, что и у крупных компаний. Снижение потока клиентов не отменяет обязательные арендные платы, налоги, зарплаты и другие издержки бизнеса. Государство готовит пакет антикризисных мер, что впоследствии сильно изменит мир малого и среднего бизнеса. Некоторые компании спасутся благодаря этим послаблениям, остальные заморозят или совсем остановят деятельность.

Развлекательная индустрия претерпевает не меньшие сложности. 22 марта уже официально закрыли фитнес-клубы, бассейны, музеи и другие организации, с 23 марта закрываются кинотеатры. В салонах красоты пока повышенная загруженность, которая скоро сменится спадом. По event-агентствам ударило чуть раньше: большинство концертов и событий стараются уводить в онлайн. Фармакологическая сфера чувствует себя отлично. В панике у них скупают все для ЧС: маски, антисептики, салфетки и лекарства. И это по ценам, кратно превышающим себестоимость. У ученых в медицинской сфере мощный стимул: изобретение вакцины равносильно спасению человечества и двери в учебники истории.

Производители туалетной бумаги и гречки, продуктовые ритейлеры также получили возросшую прибыль за последние недели. Например, Zewa заявили о росте спроса на 40%. Однако этот рост не получит продолжения, ведь все делали запасы. Сервисы доставки и до пандемии начинали вытеснять оффлайн-магазины. Теперь они перестали быть просто альтернативой, превратившись в необходимость. Это связано с безопасностью и быстротой.

После самоизоляции, вероятно, много компаний заметно сократят раздутые штаты. «Удаленка» продемонстрирует, что справиться можно без ряда сотрудников. А целые отделы можно перевести на дистанционную работу на постоянной основе, сократив расходы по содержанию большого офиса.

Компании станут более клиентоориентированными. Появится больше приложений по онлайнпримерке обуви, одежды. Научившись сейчас обеспечивать свои базовые потребности в сети, люди едва ли захотят возвращаться к традиционным покупкам. Магазины, рестораны станут более технологичными, а люди – более мобильными. И работники уже перестанут удивляться многозадачности, а к новым курсам от работодателя начнут относиться как к приятной возможности, а не трате личного времени.

Соответственно, сразу после кризиса рынок труда будет выглядеть примерно так: высокая конкуренция между соискателями в сферах, пострадавших от карантинных мер, новый облик торговли и сферы услуг – с ориентацией на клиента и максимальное качество сервиса, уровень зарплат, в лучшем случае, сохранится на прежнем уровне – бизнесу будет сложно заработать при том, что люди целый месяц сидят без работы.

Однако на самом деле рынок труда ждут куда более серьезные перемены, но уже в долгосрочной перспективе.