Меценаты в Российской Империи

Дмитрий Михайлович Голицын

Князь Дмитрий Михайлович Голицын — русский офицер и дипломат из рода Голицыных. В 1760­1761 гг. исполнял обязанности посла в Париже, а затем был отправлен послом в Вену, где сыграл большую роль в улучшении отношений российского двора с императором Иосифом II. Одним из первых среди русских он увлёкся собиранием полотен старых мастеров (художников Западной Европы, работавших до начала XVIII столетия). Д. М. Голицын был известным благотворителем. 850 тысяч рублей, доходы от двух имений в 2 тыс. душ и свою картинную галерею он завещал на устройство и содержание больницы в Москве. Его воля была осуществлена двоюродным братом — князем А.М. Голицыным. Больница до 1917 г. содержалась на средства князей Голицыных, а затем воля Д.М. Голицына нарушена последующими наследниками — распродажей его галереи. Он скончался в Вене, но его тело по желанию родных и с высочайшего соизволения в 1802 г. было перевезено в Москву, где и похоронено в склепе под церковью Голицынской больницы. Истинные меценаты никогда не стремились афишировать свою деятельность, скорее, наоборот. Часто, совершая крупную благотворительную акцию, они скрывали свои имена. Известно, что Савва Морозов, например, оказал большую помощь в основании Художественного театра, но при этом поставил условие, чтобы его имя нигде не упоминалось.

Сергей Иванович Щукин

Московский купец и коллекционер искусства, собрание которого положило начало коллекциям французской модернистской живописи в Эрмитаже и Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Собрал богатейшую коллекцию картин современной западной живописи, признанных спустя годы шедеврами мирового искусства. По завещанию передал свое собрание в дар государству. Щукин покупал картины на свой вкус, предпочитая импрессионистов, а затем и постимпрессионистов. Щукину удалось собрать лучшие образцы современного ему французского искусства. Он признавался своей дочери: «Если, увидев картину, ты испытываешь психологический шок – покупай её». В коллекции С.И. Щукина была, например, картина Э. Дега «Голубые танцовщицы», а также картины Моне, Пикассо, Гогена, Сезанна.

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов

В 46 лет Нечаев­Мальцов неожиданно стал владельцем империи стекольных заводов, получив ее по завещанию. Его дядя, дипломат Иван Мальцов, был в Тегеране единственным, кто уцелел во время событий в русском посольстве в Тегеране, когда погиб поэт­дипломат Александр Сергеевич Грибоедов. Мальцов оставил дипломатию и продолжил семейный бизнес: стекольное производство в местечке Гусь. Он привез из Европы секрет цветного стекла и начал выпускать прибыльное оконное стекло. Всю эту хрустально­стекольную империю, вместе с двумя особняками в столице, расписанными Васнецовым и Айвазовским, и получил немолодой чиновник­холостяк Нечаев, а вместе с ними — и двойную фамилию. Профессор Иван Цветаев (отец Марины Цветаевой), занимавшийся организацией в Москве Музея изящных искусств, познакомился с ним и  убедил дать 3 миллиона для достройки Музея. Ю.С. Нечаев­Мальцов не только не желал известности, но все 10 лет, пока создавался Музей, сохранял анонимность. 300 рабочих, нанятых Нечаевым­Мальцовым, добывали на Урале белый мрамор особой морозоустойчивости, а когда выяснилось, что 10­метровые колонны для портика сделать в России невозможно, зафрахтовал в Норвегии пароход. Из Италии он выписал искусных каменотесов. На его деньги были основаны Техническое училище во Владимире, богадельня на Шаболовке и церковь в память убиенных на Куликовом поле.

Алексей Александрович Бахрушин

Купец, меценат, известный коллекционер, основатель знаменитого театрального музея, который в 1913 году он подарил Академии наук. А. Бахрушин окончил частную гимназию и занялся семейным делом —«Товариществом кожевенной и суконной мануфактуры Алексей Бахрушин и сыновья». Но постепенно он увлекся собирательством и отошел от дел. Афиши, программки спектаклей, фотопортреты актеров, наброски костюмов, личные вещи артистов — все это собиралось в доме Бахрушина и стало его страстью. Эта страсть постепенно оформилась в серьезное увлечение, и 29 октября 1894 г. Бахрушин представил общественности целую выставку. Именно этот день Бахрушин считал днем основания Московского литературно­театрального музея. Он старался наиболее полно представить историю русского театра от самого его зарождения, организовал «Бахрушинские субботы», которые пользовались большой популярностью у актеров и театралов.  Со временем Бахрушин стал задумываться о судьбе своих богатств. Ему очень хотелось, чтобы вся Москва имела к ним доступ. Заинтересовалась уникальной коллекцией только Академия наук. Четыре года ушло на то, чтобы уладить формальности, и только в ноябре 1913 г. состоялась передача музея.

Михаил Абрамович Морозов 

Крупнейший меценат своего времени. На его средства были учреждены Институт злокачественных опухолей (в настоящее время в здании размещается Московский научно­исследовательский онкологический институт имени П. А. Герцена), зал греческой скульптуры в Музее изящных искусств. Различные суммы были выделены консерватории, Строгановскому училищу для поддержки молодых художников, артистов и музыкантов. В коллекции М.А. Морозова начитывалось 60 икон, 10 скульптур и около 100 картин, среди которых произведения современных французских и русских художников. М.А. Морозов – продолжатель династии меценатов Морозовых, купец, предприниматель, коллекционер западноевропейской и русской живописи, скульптуры.