XXI век: почему люди изменились?

Елена Тихомирова

Что поменялось за последние 10–15 лет? Можно посмотреть на мир с точки зрения изменений в мировой экономике. Или с точки зрения политики или экологии. Ученые, каждый в своей области, говорят о глобальных изменениях, о потеплении, о технологических взрывах, о выдающихся открытиях. Какие ученые исследуют изменения людей? Психологи? Социологи? Врачи? Слишком узко или слишком специально. Но люди изменились. Теперь мы не умеем ждать. Раньше мы ездили в отпуск, брали с собой три пленки (это еще повезло, если было три), бережно снимали на них самые-самые интересные кадры. А каждый кадр продумывали, смотрели в видоискатель, примерялись, меняли место, опять смотрели, следили за светом — и только потом снимали. И так всего три пленки по 24 кадра. Всего 72 фотографии. А ведь еще был первый кадр, который нужно было просто снять, чтобы встала катушка, а еще последний, который далеко не всегда получался. То есть всего 66 фотографий. После отпуска мы приезжали домой, бережно относили отснятые катушки в фотолабораторию и там оставляли проявлять. Потом приходили, смотрели проявленную пленку на свету, выбирали какие именно кадры печатать. И мы так ждали, пока пройдут дни, пока печатаются фотографии. Мы несли их домой и аккуратно смотрели, наслаждались, переживали те самые моменты, а потом был повод общаться с друзьями и показывать альбомы. Некоторые фотографии мы просто клали в альбомы, а некоторые — оформляли и подписывали. Что изменилось? Сегодня моя карта памяти вмещает более 2 тысяч фотографий, а батарейки фотоаппарата хватает на 2 карты. Я могу снимать, смотреть готовое фото на экране фотоаппарата, снимать еще, не целясь, не думая, просто снимая. Мой телефон теперь тоже имеет камеру. В этом есть своя прелесть — я могу снимать все, что кажется мне удивительно красивым или отвратительно уродливым. Но все фотографии теперь доступны сразу, в тот момент, когда они сняты. Еще две минуты, пара простейших действий — и все мои снимки уже в социальной сети, где все мои друзья (или «друзья») могут оценить их, отметить, нравится им или нет, написать пару строк. Я уже не буду ждать проявки, я не буду перебирать напечатанные фотографии и не понесу их друзьям. Они все увидят сами, просмотрят быстро и отметят только те, которые им чем-то понравятся. И я не смогу рассказать историю, которая произошла до или после снимка. Мы ничего не ждем, и мы не ценим наши воспоминания так, как ценили их раньше.

А теперь посмотрим на книги. Раньше их было мало, они передавались из рук в руки, их тоже ждали, за ними шли в библиотеку. Сейчас в электронном виде я могу купить книгу в тот момент, когда я ее увидела. Я больше ее не жду, я просто беру и читаю. Однажды в институте я писала курсовую по какой-то очень редкой теме. Чтобы собрать все материалы на один простой курсовик, я пробежала десяток библиотек и провела там десятки часов, чтобы не только найти материал, но и переписать все в тетрадь, чтобы потом из этого ИДЕИ конспекта получилась курсовая. Вчера на такую же работу по такой же редкой теме я потратила не более 20 минут. Google. Источник ответов на все вопросы. А вы помните запах книг? А что поменял Google? Сделал информацию более доступной и менее ценной? Да, есть и такое. Сделал нашу работу проще? Да, очевидно: мне, как аналитику и исследователю, теперь даже с дивана вставать не нужно. Но это не все. Он отучил нас от книг, от процесса вдумчивого и системного познания, от погружения в одну тему. Возможно, виноват не только Google, как поисковик. Речь идет о целом явлении, о том, как мы теперь получаем информацию, как мы что-то познаем. Мы вводим нужные слова в поисковую строку, видим результаты и иногда даже не переходим по ссылкам дальше: ответы мы вытаскиваем из кратких выжимок с каждой страницы, которую дает нам поисковик. Все больше и больше людей пишут и говорят о том, что читать книги стало труднее.

А разве можно в сети что-то вдумчиво и долго читать? Сейчас почти вся информация — посты и твиты. Два-три абзаца текста, 140 символов. Короткие, списками написанные сообщения, с правильно расставленными акцентами. На популярных порталах внизу после каждой такой заметки список еще из 5-10 штук на близкие или схожие темы. И так мы плывем от статьи к статье, от поста к посту, от твита к твиту. И иногда находим себя совершенно в другом месте совсем по другой теме. И не всегда вспоминаем, зачем пришли изначально. Недавно у меня было грустное настроение. Моим единственным утешением был твиттер. Я наблюдала за людьми и их жизнью, что-то писала сама. Но я была не одна. То есть на самом деле я была совершенно одна и в самых растрепанных чувствах. Но когда я открывала эти маленькие сообщения на телефоне, у меня появлялось ощущение, что я среди людей, что я о чем-то с ними говорю, что я живу. Странное чувство

Изменилось и наше общение. Мы можем общаться мгновенными сообщениями со всеми в любой точке Земли. Мы просто запускаем свой мессенджер и видим друзей, и радуемся им. Выходим на связь и говорим обо всем. Это прекрасно, особенно при нашем бешеном ритме жизни, при пробках, которые иного ставят под вопрос встречи с самыми дорогими и близкими. Нажатие кнопки — и мы можем поддерживать связь. А если все это совместить с социальными сетями, то можно говорить, обсуждать фото, свои и чужие, практически вместе смотреть ролики и слушать музыку. Но вот человека мы не видим, мы не смотрим ему в глаза. И многие барьеры переходим быстрее. И притупляются чувства. Как после всех этих красочных смайликов, поцелуйчиков и прочего можно удивить человека? Как можно опять вызвать в нем чувства? Электронное общение — там нет взгляда, нет рук, нет ощущения человека. Люди пишут красивые слова, откровенные фразы. Но что будет, когда они встретятся? Смогут ли они так же легко повторить те слова, на которые раньше уходило время, время на понимание и ощущение человека, время на проверку собственных чувств и чувств того, кто рядом? Это относится не только к личным отношениям. В разговоре с партнерами и клиентами мы выбираем слова, мы думаем над ответами. В письме, в электронном письме, мы пишем совсем иначе. Потому что делаем это быстро, потому что не видим человека. И потому такой контраст: иногда переписка с клиентом говорит, что пора разрывать контракт, а на деле достаточно личной встречи или даже звонка, чтобы все уладить.

А еще есть игры, компьютерные, онлайн, приставки. И они, вместе с тем как вообще устроено взаимодействие человека с системами в сети, приучили нас к моментальной обратной связи. В играх мы совершаем действие и сразу видим результат, очки, баллы, заработок, жизнь. Мы сразу видим, что мы сделали правильно, а что — нет, сразу видим последствия, положительные и отрицательные. Мы привыкли к мгновенной обратной связи. Люди, которые выросли с компьютерными играми, привыкли к тому, что оценка их действий — моментальная. А что они видят на работе: они видят ежегодную оценку показателей деятельности, которая далеко не всегда сопровождается анализом и изменениями в течение года. Во многих компаниях сотрудники до начала процедуры, которая проходит один раз в год, так и не знают, насколько хорошо или плохо они работали, а самое главное, не могут ничего исправить, не могут увидеть свои ошибки вовремя и что-то изменить. Неудивительно, что многих молодых сотрудников обвиняют в низком уровне мотивации. Они просто не понимают, почему нельзя увидеть свой результат сегодня и что-то изменить. Хорошо это или плохо, сказать нельзя. Изменения происходят, и остановить их мы уже вряд ли сможем. Мозг человека меняться может, он действительно адаптируется к тем средствам общения, обмена информацией, к инструментам работы и повседневной жизни, которые нас окружают. Это доказано учеными и исследователями. После того, как Ницше стал писать свои работы на печатной машинке, его друзья отметили, что его стиль поменялся. От руки он писал иначе

Мы меняемся, дети, которые растут сейчас, будут еще сильнее отличаться от тех, кто рос 20–30–40 лет назад. И мы должны видеть и понимать эти изменения. Нет цифрового разрыва, есть степень адаптации мозга тех или иных людей к новым технологиям, новым условиям и новому ритму жизни. Мы должны помнить про эти изменения, когда строим бизнес, работаем с людьми, учим кого-то или просто общаемся.

 

 

 

Поделиться статьей:
июнь-июль 2022

Размышляя о современной цивилизации, понимаешь, что мир находится на грани своего развития. Природа человека ищет концептуальное обновление. Что делать? Жить, чтобы просто любить!

Издатель,
Алексей Антропов

Читать номер