Женщине нужна игра!

Знаковая актриса своего поколения, женщина, которая, появляясь в любом обществе, приковывает взгляды – как в 27, так и в 77 лет, — Светлана Светличная о женских желаниях, страсти, ненависти и любовной игре.

 

Так чего же хочет женщина, Светлана Афанасьевна?

В разные периоды жизни мы хотим разного, я думаю. Женщина в моем возрасте хочет, чтобы у нее были дети, внуки, правнуки, тепло, забота. У меня с сыном и его семьей были разные моменты, были обиды — у каждого свои,  (но мы сумели их оставить в прошлом). И этому рады. Очень горжусь своим правнуком, который учится в кадетском корпусе, и его фотография висит там на доске почета. То есть он не подводит ни меня, ни своего прадедушку. Кстати, он его полный тезка — Владимир Ивашов.

При этом в любом возрасте женщина хочет любви — мужской, конечно, но не только. Должна быть любовь к окружающим, к природе, к родному месту. Знаете, я ведь много ездила, много видела, и в молодости думала: вот бы я жила во Франции или в Италии, а сейчас, в свои 77, я так рада, что мой дом именно здесь. У нас все по-другому, и мы, русские,  другие. Я бы нигде не смогла жить, кроме России.

Считается, что женщина всегда хочет нравиться, хотя иногда смотришь на некоторых дам и понимаешь, что им давно наплевать на то, как они выглядят и нравятся ли они хоть кому-нибудь.

Если говорить обо мне, то кажется, что я и профессию свою выбрала именно потому, что мне хотелось, чтобы мною любовались на экране, в театре, на сцене. Это для меня и сейчас важно. Я вот до сих пор ношу мини и считаю, что мне это позволительно, ведь я актриса. До сих пор замечаю, что на меня бросают взгляды, например, когда я еду в метро. Я подмечаю эти взгляды, и сама, кстати, обращаю внимание на мужчин с интересной внешностью. С другой стороны, да, вы правы — многие, особенно в определенном возрасте, перестают за собой следить. Даже среди моих коллег… ведь некоторые актрисы были интереснее меня в молодости, и что с ними стало? Да, опустившихся женщин немало, к сожалению… Тут, я думаю, большую роль играет то, в какой семье ты воспитываешься. Моя мама, например, обладала очень хорошим вкусом и никогда не позволяла себе плохо выглядеть. Во‑первых, у нее это было от природы, во‑вторых, ей просто по статусу было положено прекрасно выглядеть всегда — она ведь была женой коменданта города. Про нее говорили: вот пошла наша комендантша и провожали её восхищенными взглядами. Помню, когда была маленькой, я смотрела на нее и мечтала: вот вырасту, сошью себе такое же платье, как у мамы.

 

Что еще передала Вам мама?

Умение вести дом, создавать уют, иногда из ничего готовить, принимать гостей. Это важно. Все, кто со мной знаком, знают, что в доме я все делала и делаю сама. Некоторым это претит. Например, Люся Гурченко не притрагивалась ни к чему — у нее была прислуга, которая готовила, убирала, сама же она только наряды себе шила. Причем, вручную шила, не на машинке. А я люблю и готовить, и гладить, и убирать. Люблю и умею это делать. Мы с Володей обожали принимать гостей, накрывать стол. Володя был охотником, и у нас всегда была лосятина, кабанятина и разные другие звери, приготовленные так, что любой ресторан позавидовал бы.

Даже на гастролях я за несколько минут превращала холодный, ободранный гостиничный номер в уютную комнату. Специально возила с собой скатерти и салфетки или просто покупала в соседнем сельпо ситец, накрывала им стол, ставила цветы, которые иногда просто с клумбы воровала. Зато когда ко мне коллеги заглядывали, то всегда удивлялись: тебе, мол, номер другой дали, лучше нашего. Я же просто понимала, что даже 3 дня я хочу жить в таком месте, где бы глаз хоть немного, да радовался.

Вот если бы у меня была дочка, я бы её обязательно научила и «Наполеон» печь так, как мама моя умела, и одеваться со вкусом, и мужские рубашки гладить правильно. Научила бы её и любить, и ненавидеть. Да-да, надо знать, что существует и то, и другое. В семьях разная бывает энергетика. Если в доме витает измена, подлость, то где-то рядом и ненависть. Это надо понимать.

 

Чего ждет женщина от мужчины?

Конечно, любви. С другой стороны, если он её любит, а у нее любовь прошла, то ей зачем эта его любовь?! Знаете…, я думаю, женщине нужна игра! Иногда разозлить, иногда вызвать ревность, иногда безразличие сыграть. Многим нравится, когда их ревнуют, некоторые даже любят «по морде получить». Я вот человек чувств, я даже любила ссориться, потому что потом наступает волшебный момент примирения, и ты от этих чувств просто захлебываешься! Каждому — свое. Все имеет право на существование: и измена, и страсть, и ненависть, и фантазия, да все что угодно!

Самое ужасное, что может произойти с женщиной, — это сделать выбор, полюбить, отдать себя всю и потом понять, что выбрала не того! Как в «Анне Карениной». Анна ведь могла остаться с Карениным, очень достойным и порядочным человеком, он бы простил бы ей измену, но она выбрала Вронского, отказалась ради него от всего, даже от ребенка, а его любовь оказалась такой несоразмерной силе её любви. Вот ведь где трагедия!

Мне повезло, мой Володя всегда был для меня Карениным. Я ему так и говорила. Романчики — это другое дело. Были моменты, когда Володя догадывался, что я в кого-то влюблена. И я не бьюсь сейчас головой об пол, ах, вот какая я была, нет! Это естественно. Думаю, и он влюблялся, мы же не виделись иногда по полгода. Знаете, в семейной жизни бывают разные периоды, разные циклы. Иногда после романа женщина может вернуться к мужу и начать все сначала, даже обвенчаться с ним, потому что она что-то для себя поняла, на чем-то обожглась. И после оба начинают беречь друг друга сильнее прежнего. Одно дело — страсть, а любовь — это совсем другое.

 

Если любовь жива, то да, но что заставляет женщин терпеть нелюбовь, что заставляет их оставаться в отношениях, в которых уже давно ничего нет?

Я думаю, чаще всего из-за ребенка терпят. Ну, многие так говорят, по крайней мере. И еще потому, что женщина в себе не уверена. Не уверена, что сможет встретить человека, который будет другим, не таким, как вот этот «нелюбимый». Страх многое губит, многих останавливает. А нужно быть отчаянной, это чувство должно быть в человеке, в женщине — в первую очередь. Уходить должна женщина, а мужчина потом должен сказать ей спасибо за то, что она вот так честно поступила. Да, надо иногда уйти. Если чашка разбита, то ее уже не склеить. Все равно будут швы. Я бы никогда так не поступила.

Многие не уходят из-за денег, разве нет? А большинство мужчин вообще уверены, что любую женщину можно купить, вопрос исключительно в цене. Ну, или им удобнее так думать.

Это время такое. Дело не в мужчинах и не в женщинах. В целом сегодня много бездушных, даже бездуховных людей. Это результат политики плюс человеческая жадность. Деньги стоят на первом месте. Что на самом деле важно в этой жизни, понимаешь не сразу, некоторым вообще это недоступно. Для меня сегодня на первом месте добро и теплая душа. Немногие понимают, что откликнувшись на чью-то беду, ты прежде всего своей собственной душе добро делаешь, а не кому-то еще. Вот недавно я в клинике Рошаля случайно познакомилась с беженцами из Донецка — с мальчиком Ванечкой и его мамой. Помогла им, как смогла — ребенку какие-то вещички отнесла, продукты, диктофон он еще захотел, маме его — шубу свою отдала, ну просто потому, что холодно было на улице. Так вот потом я неделю ходила и Бога благодарила, что мне предоставилась такая возможность. Людям, которые ничего подобного еще не делали, я даже завидую. Им еще предстоит понять, какое это счастье и радость! Заботиться о красоте, о здоровье, конечно, надо. Это важно. Но еще важнее заботиться о душе. Надо, чтобы душа откликалась. И на радость, и на потери.

 

Интервью подготовила Елена Лихачёва