Знаменитости о дружбе

Все мы в России и на Западе ищем внутреннюю свободу, ищем источник сил. Мы поехали туда, потому что сегодня именно там главное место мира, где происходят события, крутятся деньги, снимается кино, живут звезды. Данила Багров должен был появиться там. Ну, а где она, эта сила? Трудно сказать. Я думаю, внутри человека, понятно же, что не в Америке, силы­-то там как раз и нет. Я все время думаю, есть ли на самом деле такой человек? Молодой парень, как Данила или постарше, дембель или служит еще где­-то, живет в каком­-то небольшом городке, и смог бы кто-­нибудь так же, как он, ни имея ни денег, ни связей, ни языка, отправиться на другой конец Земли, просто потому что надо помочь брату армейского друга. Да и никто его не просил, и он никому ничего не обещал, у него что, дел своих нет? Или время девать некуда? Зачем? Почему? Ответ существует — потому что так надо. По­-другому просто нельзя. Это же ясно. Значит, он есть, наверное, такой... да точно есть.
Хочется быть на него похожим? Не знаю, мне лично хочется. Другой вопрос, вот смог бы ты так же, как он? У меня вообще странное к нему отношение, он и похож на меня, и не похож, и проще чем-­то, и взрослее вроде. Ну, в общем, действительно, брат.
***
Когда близости чересчур, становится очень плохо. И наоборот, когда этого не хватает, люди готовы идти на любые подвиги. Все, что когда­-либо происходило в мировой литературе (неважно, между родными людьми или нет), было связано с тем, что кто­-то хотел быть вместе. Или эту близость сломать. Вот и все. Здесь важно внутреннее ощущение мира, потому что природа человека двойственна: с одной стороны, он должен быть с кем-­то, с другой, он все-­таки должен быть один. Редко кому удается быть вместе и при этом сохранить себя.
***
Я очень трепетно отношусь к каким­-то главным ценностям, может, это и неправильно. Но я не думаю, что норма — это когда человек хороший. Кто сказал, что люди должны быть хорошие, честные, искренние, почему они должны радоваться и улыбаться нам? Нормально, это когда люди обманывают, лукавят, ищут себе какие-­то блага. И тогда все остальное, выходящее за рамки этой нормы, когда человек сказал тебе «спасибо», не соврал, поддержал тебя, сделал что­-то хорошее, хотя мог этого и не делать при условии, что ты не зависишь от него, а он — от тебя, вызывает большую радость, ликование и вообще делает мир прекрасным.