Чтобы назвать кого-­то другом, нужны причины

Ложная дружба как ложный гриб – пока не откусишь, не проглотишь и не умрешь внутренне,  не поймешь, ложная или нет. С любовью, между прочим, так же. Но с ней все-таки есть оправдание в виде всяких инстинктов, гормонов, феромонов и прочей, как сейчас говорят, «химии». А в дружбе такого оправдания нет. Тут как-то смешно себе сказать: «ну, прямо так «вдружилась», что забылась, одурманилась на время, дала, так сказать, маху, но… туман развеялся, пыль осела и вот…имеем то, что имеем». То есть можно, конечно, и так, но это уж совсем как-то глупо.

Чтобы назвать кого­то другом, нужны причины. Вполне даже осмысленные. «Вижу, что не то, но тянет – не могу» тут не проходит. Прежде чем сказать «это мой друг», надо, допустим, пережить что­то такое вместе, такое…ну, «героическое» или хотя бы непростое, неоднозначное, действительно труднопреодолимое. Ощутить полное взаимопонимание – и не на один вечер, а хотя бы в течение пары-­тройки лет. Или, допустим, «вляпаться» куда-­нибудь сильно, жестко и даже заслуженно, но получить поддержку – именно в той форме, в которой можешь ее принять, причем не однажды, под настроение благородного порыва, а тоже на некоторой регулярной основе. Или, что совсем редко, вдруг начать наблюдать, что твои успехи и взлеты не только не бесят, но даже вызывают у другого радость, сравнимую с твоей собственной. И самое главное – понимать, что это не «игра в одни ворота», что ты тоже можешь и хочешь быть для этого другого тем самым, кто… Может ли быть таких людей много? Повезет, если хотя бы один. Зависит, конечно, от широты душевной, но вообще, с учетом требуемых на все это энергозатрат, много друзей не бывает. Ну, это мне так думается.
Все остальные – коллеги, бизнес­-партнеры, одноклассники, однокурсники, однополчане, соседи, собутыльники, приятели по несчастью, по счастью, по интересам, по еще Бог знает чему – зачем предъявлять к ним какие-­то высокие требования? Ну, поступили, как сочли нужным, удобным, для себя выгодным, да просто не задумались о последствиях, или принципы разные, да мало ли… Обидно, конечно, но перешагнуть и идти дальше можно.
А вот если все­-таки были причины, чтобы считать его/ее другом, а он/она «оказался вдруг»… Это вот и правда мучительно. Такая ампутация без наркоза. Гормоны/феромоны тут тоже не работают, не облегчают. Так что все по полной программе.
Можно ли пережить? Я думаю, да. Ядовитые пары дружбы, которая оказалась ложной, на самом деле, не так уж ядовиты. Если внутри есть антидот – не прощение даже, а просто принятие жизни. Не такой, какой она, якобы, должна быть, а такой, какая она есть. Некоторые вещи просто происходят. Ну и кто сказал, что это повод не назвать другом кого-­то другого? Если на это снова появились причины, то почему нет?

Елена Лихачёва