Сексуальная революция и ее последствия

Вот уже несколько десятилетий не утихают споры о том, к чему ведет нас сексуальная революция и всеобщая раскрепощенность. Если в начале 20 века, когда сексуальная революция еще только назревала, она представлялась лишь как освобождение от гнета традиционных моральных устоев, то сейчас мы можем воочию наблюдать все ее отдаленные последствия. С одной стороны, сексуальная революция уравняла в правах мужчин и женщин, сделала удовольствие от секса более доступным, а общество – более терпимым к «нетипичным» проявлениям сексуальности; с другой стороны – привела к легализации однополых браков и абортов, упрощению института семьи и брака, снижению рождаемости в развитых странах. Кто знает, быть может, нам еще только предстоит оценить масштабы глубинных изменений, произошедших в обществе. Можно ли назвать эти изменения негативными? С позиций традиционной морали – пожалуй, да. Еще лет 20 назад вряд ли кто­то мог себе представить, что первое место на престижном европейском конкурсе возьмет бородатый трансвестит по имени Кончита. Однако, с точки зрения истории, сексуальная революция была лишь следствием, закономерным продолжением других исторических событий. Впервые о сексуальности как феномене открыто заговорили в 1920 годах, причём и в России, и на Западе это происходило примерно в одно и то же время. В Советской России самым ярым «сексуальным революционером» была небезызвестная Александра Коллонтай, на Западе – Зигмунд Фрейд. И Коллонтай, и Фрейд имели весьма сомнительную репутацию. Фрейда, например, обвиняли в сексизме, а Коллонтай современники описывали чуть ли не как психопатку. Вот, например, как И.А. Бунин описывает в своих записках Александру Коллонтай: — Я ее знаю очень хорошо. Была когда­то похожа на ангела. С утра надевала самое простенькое платьице и скакала в рабочие трущобы — „на работу“. А воротясь домой, брала ванну, надевала голубенькую рубашечку — и шмыг с коробкой конфет в кровать к подруге: „Ну давай, дружок, поболтаем теперь всласть!“» Судебная и психиатрическая медицина давно знает и этот (ангелоподобный) тип среди прирожденных преступниц и проституток Но если об Александре Коллонтай все как­то быстро забыли (в Советской России сексуальная раскрепощенность все же не приветствовалась), то учение Фрейда и его последователей оказало колоссальное влияние на все мировое сообщество. Отныне сексуальность перестала быть табу, школы психоанализа стали открываться по всей Европе и даже в Советской России (правда в 1930­х годах в Советах это дело быстро прикрыли из­за личного неприятия Сталиным учения Фрейда). В то же время в Америке и Британии активно набирало ход движение суфражисток (женщин, выступавших против дискриминации по половому признаку), которое по праву считается первым феминистским движением. Суфражистки вели активную пропагандистскую борьбу в большинстве западных стран, устраивали акции гражданского неповиновения, массовые голодовки. Еще одним важным фактором, спровоцировавшим сексуальную революцию, стало развитие средств контрацепции. Общество вступило в индустриальную эпоху, на смену религиозным догматам пришли постулаты науки, прежние нормы морали уже не оказывали столь сильного влияния. Однако свободные нравы нередко приводили к весьма тяжким последствиям – число абортов росло, но в те времена медицина не знала ни антибиотиков, ни адекватной анестезии, поэтому аборты зачастую приводили к летальным исходам. Естественно, возрастала потребность в надёжных методах контрацепции. В начале 20 века уже велись разработки гормональных контрацептивов, были изобретены внутриматочные спирали и маточные колпачки. Сильнейшим толчком к началу сексуальной революции послужила Великая отечественная война. Если СССР и Европа в конце сороковых годов только оправлялись после кровавой бойни, американская экономика переживала небывалый экономический подъем. Население США стремительно росло, процветала промышленность, сократилась безработица. Великая американская мечта осуществилась – теперь представитель среднего класса имел все шансы приобрести автомобиль и собственный дом. У подростков появилось больше свободного времени и, что немаловажно, карманные деньги – так сформировалась и стала набирать обороты массовая культура; она­то и сыграла роль носителя и движущей силы сексуальной революции. Европа уже достаточно окрепла после Второй мировой войны, и волна массовой культуры захлестнула европейскую молодёжь. К тому времени презервативы уже активно рекламировались по телевидению, и более половины семейных пар Америки и Европы активно ими пользовались; впервые стали появляться гормональные контрацептивы. К тому же в клиническую практику уже вошли антибиотики и препараты для анестезии, так что аборт уже не представлял большой опасности. Молодое послевоенное поколение по достоинству оценило все плюсы секса без обязательств – «секс, наркотики, рок­н­ролл». Активно развивались проституция и индустрия порнографии, ослабевала роль семьи, наличие нескольких половых партнеров стало нормой. Однако расцвет сексуальной революции продлился недолго. С начала 80­х годов впервые стали ощущаться все негативные последствия сексуальной революции. Во­первых, учёные впервые обнаружили ВИЧ­инфекцию и определили пути ее передачи (игла наркомана, незащищённый секс). Во­вторых, естественный прирост населения в США сократился до 2% в год, и демографы прогнозировали полное его отсутствие уже к началу 21 века. В­третьих, была официально узаконена гомосексуальность – в 1974 году из перечня психических расстройств ее исключила Американская психиатрическая ассоциация, а затем, в 1990, и Всемирная организация здравоохранения. Возможно, недалек тот день, когда гетеросексуальные пары станут в Европе меньшинством. Наконец, сексуальная революция и распространение массовой культуры привели к общему «культурному спаду» цивилизации. Но все ли последствия сексуальной революции можно назвать негативными? Пожалуй, нет. Во­первых, были разработаны и испытаны различные средства контрацепции. Число жителей Земли неуклонно растет и уже перевалило за 7 миллиардов, так что планирование семьи становится делом совершенно необходимым. Сегодня в нашем распоряжении есть средства не только плановой (физиологические методы, барьерные контрацептивы, комбинированные оральные контрацептивы на основе эстрогена и прогестерона), но и экстренной контрацепции (на основе левоноргестрела), которые позволяют предотвратить беременность даже после полового акта. Во­вторых, массовая культура, несмотря на ее отрицательное влияние, способствует «размыванию» географических и культурных границ, делает наш мир более космополитичным. В­третьих, люди стали более раскованными, более свободными. Это напоминает эффект маятника – многие столетия человечество находилось под давлением (нередко даже угнетением) религиозной морали, и когда это давление исчезло, произошел свое­образный «взрыв» со всеми его последствиями. Со временем все придет в норму, и, быть может, перед человечеством откроются новые, ранее невиданные перспективы. Рассуждать о сексуальной революции можно долго, но ясно одно: она стала важнейшим событием 20 века, и нам остается лишь гадать, к каким еще последствиям она приведет. Тем не менее она заставила весь мир по­иному взглянуть на общечеловеческие ценности и, быть может, извлечь еще не один ценный урок.