Мы разные – как плюс и минус в батарейке. И это работает!

Есть мнение, что люди делятся на три категории: одни живут прошлым, другие — будущим, а третьи стараются жить здесь и сейчас. К какой категории относитесь Вы?

 

Валерия:

Скорее, что я человек, который устремлен в будущее. Конечно, отправные точки у нас у всех в прошлом, и дань традициям тоже никто не отменял, но застревать в прошлом нельзя. Нельзя руководствоваться тем, что было когда-то. Я стараюсь смотреть вперед, и страха перед будущим у меня нет. Может быть, дети помогают… Ведь чем хорошо иметь детей? Особенно таких, как наши — толковых, образованных. Часто именно они являются «поставщиками» всего нового, интересного, в том числе, и новой музыки. Мы к ним прислушиваемся и даже советуемся. Они для нас проводники в завтрашний день.

 

Иосиф Пригожин:

Я, конечно, не живу прошлым, но опыт прошлого отлично помогает. Учимся мы только на собственных ошибках, не на чужих. Но главный вектор — это будущее, развитие. Я стараюсь постоянно совершенствоваться, и Валерия мне в этом помогает. Она — мне, а я — ей. Мы с ней из разных социальных слоев, и мы друг друга подтягиваем — каждый по-своему. Моя иногда неоправданная наглость плюс её часто неоправданная скромность и требовательность работают на общий результат. У нас у обоих бешеная энергетика, мы разные — как плюс и минус в батарейке. Вы не представляете, чего мне стоило убедить её дать концерт в The Royal Albert Hall! И юбилейная программа Валерии «К Солнцу!» — это тоже, разумеется, результат нашего совместного прошлого опыта. Опыта и труда, огромного труда — нашего и наших друзей. Нам хотелось показать, как можно делать шоу, и мы это сделали. Этим шоу я лично горжусь.

 

Есть ли у Вас беспокойство, связанное с будущим ваших детей? Что Вы делаете в настоящем, чтобы «снизить риски»?

 

Валерия:

Тут надо понять, что в наших силах, что мы действительно можем сделать для наших детей. И делать это, а не беспокоиться. Я считаю, что главное — дать детям достойное образование, а дальше пусть они сами принимают решения. С чего родители взяли, что они могут заглянуть в будущее и заранее узнать, как будет лучше их сыновьям и дочерям? Действительно ли мы хотим, чтобы наши дети делали так, как считаем нужным мы, а не они? Если бы дети всегда следовали советам родителей, то в нашей жизни вообще не было бы никакого прогресса. Детей надо отпускать. Они сами должны набивать себе шишки и делать выводы. Это их судьба, их жизнь. Наше беспокойство им только мешает. Знаете, мои родители, например, считали, что мне надо было поступить в консерваторию и стать пианисткой, меня к этому готовили. Когда я решила стать певицей и поступить в Гнесинку, отговаривали, мол, не поступишь, там таких, как ты, много. И все же меня отпустили. Я за это благодарна.

 

Иосиф Пригожин:

Все, что зарабатывали, мы вкладывали не в свой эгоизм, а в детей. Теперь слово за ними. Это справедливый баланс. За детей не надо беспокоиться, им надо давать именно то, что важно: знания, устремления, цели. То, что мы в них вложим сейчас, и есть наше будущее. И ограждать их от жизни тоже нельзя. Дети должны быть адаптированы социально — немножко грязи, немного жесткости не повредит. Иначе вырастают такие лунатики, не знающие ни боли, ни настоящей, заслуженной, радости. Таких жизнь может раздавить. Просто потому, что у них нет навыка сопротивления, да и желаний особо тоже нет.

 

Время в современном мире все больше ускоряется. Насколько легко Вам соответствовать постоянным изменениям в нашей жизни?

 

Валерия:

Да, время ускоряется, но я бы сказала, что чаще всего его ускоряет рутина. Чем привычнее, монотоннее жизнь, тем быстрее и незаметнее она пролетает.

Я иногда за 1 день успеваю побывать в трех странах. Звоню, например, маме из Питера, а через несколько часов — уже из Минска. Она удивляется: «Ой, а я только борщ успела сварить». Время растягивается, если картинки часто меняются. Чем больше впечатлений, тем не только богаче, но и длиннее жизнь. Это трюк какой-то, но это действительно так.

 

Иосиф Пригожин:

Я авантюрист по натуре, и это с годами не проходит. Цифры в паспорте не в счет. И слава Богу, потому что сейчас скорость изменений вокруг просто нереальная, мы не просто шагнули, мы рванули вперед. И чтобы успевать встраиваться в этот мир, нужен драйв.

Никаких особых страхов у меня нет. Чтобы не сильно переживать по поводу того, что там нас ожидает, надо постоянно узнавать что-то новое, надо свой мозг тренировать ежедневно. Жизнь — это как машина времени: либо ты мчишься на ней вперед, либо катишься назад. Будущее в руках каждого из нас. То, как мы живем сейчас, в настоящем, и определяет то, какими мы будем завтра. Маме Валерии, например, сейчас 80 лет, из них 60 лет она преподает музыку (фортепиано). Так у нее руки до сих пор идеальной формы и подвижности. Потому что она всю жизнь играла. Так же и с нашим телом, и с нашим мозгом. Сохраняется то, что находится в движении, то, что развивается. Как только сел на попу — все, считай, овощ.

 

Многие люди считают, что уверенность в завтрашнем дне могут дать материальные ценности, деньги. Что Вы думаете по этому поводу?

 

Валерия:

Деньги — очень важная часть жизни. Потому что их наличие позволяет заботиться не только о себе, но и своих близких. Я рада, что у меня есть средства, чтобы помогать моей маме, ведь хорошие лекарства, процедуры, разные занятия по поддержанию здоровья стоят немало. В свое время мы смогли позаботиться о моей бабушке, которая умерла в 95 лет, — сделали дорогостоящие операции, обеспечили должный уход и заботу. Мы бы старались в любом случае, но без денег наши возможности были бы ограничены. Что касается меня, то мне хотелось иметь некий личный «пенсионный фонд», благодаря которому можно будет и путешествовать, и поддерживать свое здоровье, да и просто не отказывать себе во всем подряд. Хочется сохранить свою финансовую независимость до глубокой старости.

 

Иосиф Пригожин:

Если нет денег, ты никогда не сможешь быть свободным. Это самый необходимый атрибут современной жизни. Без денег ты зависишь от всего. Еще в Советском Союзе можно было позволить себе ничего особо не иметь, но сейчас — нет. Деньги в современном мире решают практические все проблемы. И не только у нас. Многие думают, что коррупция — это только про нас, а в Европе, допустим, её не существует. Могу по опыту сказать, что это не так. Везде в мире деньги открывают практически любые двери.

 

Можно ли быть до конца уверенным в близком человеке? Назовите главные, на Ваш взгляд, составляющие уверенности в счастливом совместном будущем?

 

Валерия:

У нас с Иосифом, помимо всего прочего, есть громадный объединяющий момент — наша работа, творчество. Плюс общие взгляды на мир и на самих себя. У нас одинаковые принципы, мы похожи в главном, а все остальное — мелочи. Мы, разумеется, ссоримся иногда, но та надежность, которая есть в Иосифе, дает мне, я считаю, вполне оправданную надежду на наше счастливое будущее.

 

Иосиф Пригожин:

Мы вместе уже 15 лет, это больше, чем два наших предыдущих брака вместе взятых. Мы не сладкая парочка, но у нас есть общая философия и общие интересы — это основное. Да и вообще, мне просто по кайфу с ней!

 

Расскажите про себя через 30 лет. Другими словами, каким Вы видите свое будущее и почему Вы мечтаете именно об этом?

 

Валерия:

Я бы не сказала, что вот прямо мечтаю о том, какой старушкой я буду, но, надеюсь, предполагаю, что мне удастся сохранить энергию. Внешность — это ерунда, главное — жизненная энергия, которая дает нам силы хотеть, мечтать, действовать. Во мне сейчас, например, энергии больше, чем было в 40 или даже в 30. Я понимаю, что с возрастом что-то неизбежно будет меняться, но вот интереса к жизни утратить не хотелось бы. Я ежедневно тренируюсь именно по этой причине. Тут недавно один человек оставил в моем Инстраграм такой комментарий: «Мы все должны укреплять себя, чтобы не стать обузой своим детям». Я с этим полностью согласна. Я буду бороться до конца, чтобы до последнего быть с ними на одной волне!

 

Иосиф Пригожин:

Фантазировать, конечно, можно, но… Знаете, я и Валерия — мы оба приехали в Москву в 1985 году. Ей было 17 лет, а мне — 16. И каждый пошел по своей тропинке. Думаете, я мог тогда предположить, что со мною будет и с кем я буду через 30 лет?

Если все-таки пожелать себе в будущем чего-то, то хотелось бы оставаться в хорошей физической форме, чтобы все органы работали, в том числе, и мужской. И еще хотелось бы сохранить амбиции. Вот это, наверное, главное — сохранить драйв!