Майя Плисецкая и Родион Щедрин = любовь

Майя Плисецкая и Родион Щедрин познакомились в доме Лили Брик в 1955 году (ему — 22, ей — 29) на одном из приемов, устроенном в честь приезда в Москву Жерара Филипа. Но мимолетная встреча лишь спустя три года переросла в настоящую любовь. Они начали встречаться и провели отпуск в Карелии. А осенью 1958 года поженились.

Что интересно: они одной «масти» — рыжие! О них поначалу думали, что это брат и сестра. Детей у них нет. Щедрин протестовал, но Майя так и не решилась родить ребенка и уйти со сцены.

 

Майя Михайловна:

«Когда я впервые увидела его — ему было 22 года. Он был красив и неординарен! Он замечательно играл в тот вечер: и свои вещи, и Шопена. Играл так, как я никогда в жизни не слышала.

Знаете, в искусстве маленькая капелька порой решает все. Вот он на капельку оказался вдохновеннее, выше других музыкантов. А еще он был естественно элегантен. Джентльмен от природы.

Он удержал меня на плаву. Он писал мне балеты. Он дарил идеи. Он вдохновлял. Это уникально. Это редкость. Потому что он редкий. Он уникальный. Я таких людей, как он просто не знаю. Таких целостных, таких самостоятельных по мысли, таких талантливых, даже гениальных.

Я восхищаюсь мужем всю жизнь. Он меня ни разу ни в чем не разочаровал. Может, именно поэтому наш брак продолжается так долго.

Неважно, кто по профессии муж и жена. Либо они совпадают как человеческие особи, либо абсолютно чужие, не касающиеся друг друга. Тогда они отторгаются, начинают раздражать друг друга, и от этого никуда не деться. Причем это, видимо, чистая биология.

Щедрин всегда был в тени прожекторов моего шумного успеха. Но, на радость мою, никогда не страдал от этого. Иначе не прожили бы мы безоблачно столь долгие годы вместе. Мечтаю об одном, чтобы Щедрин побольше пожил.

Без него жизнь для меня теряет интерес. Я бы за ним и в Сибирь в ту же секунду отправилась. Я бы поехала за ним куда угодно. Куда он захочет.

У каждого человека свои недостатки. А у него их нет. Честное слово. Потому что он особенный. Потому что он гений. Я вообще думаю, если б наша встреча не состоялась, меня могло б давно уже на свете не быть.

Вы знаете, он ведь мне до сих пор цветы дарит каждый день. Мне это даже неудобно как-то рассказывать, но это правда. Каждый день. Всю жизнь…»

На вопрос, знакомо ли им чувство ревности, Плисецкая отвечала: «Я его так люблю, что не ревную. Люблю больше жизни. Я не мыслю себе жизни без него. Мне она не нужна».

Балерине нравилось, когда ее называли «мадам Щедрин»: «Я обожаю, когда меня так называют. Не только не обижаюсь, но с радостью откликаюсь. Мне нравится быть его мадам»

 

Родион Константинович:

«Нас просто свел Господь Бог. Мы совпали. Не могу сказать, что мы оба имеем ангельский характер. Это было бы неправдой. Но мне с Майей просто.

У нее есть одно потрясающее качество — она отходчива. Замечательно отходчива! По-моему, это одно из основных условий долгой семейной жизни: женщина не должна таить обиду на близкого человека.

Какая она в жизни? В моей жизни? Совсем непритязательная. Заботливая. Участливая. Добрая. Ласковая. Совсем ничего от Примы, привыкшей к овациям.

Быть Майей Плисецкой нелегко. Да и мужем Майи Плисецкой сложно. Но я никогда не тяготился проблемами Майи. Ее заботы да обиды всегда трогали меня сильнее, чем свои собственные… Наверное, объяснения этому, кроме слова «любовь», не подыщешь.

Я не знаю, сколько Господь отпустит нам еще жизни на этой волшебной земле. Но я безмерно благодарен Небу и Судьбе, связавшим наши с ней жизни воедино. Мы познали Счастье. Мы познали Любовь. Мы познали Нежность.

Я хочу объясниться своей жене в любви. Во всеуслышание сказать, что люблю эту Женщину. Что для меня Майя — лучшая среди самых прекрасных женщин нашей планеты».