10 цитат о любви

Будь лишь опрятен и прост. Загаром на Марсовом поле

Тело покрой, подбери чистую тогу под рост,

Мягкий ремень башмака застегни нержавою пряжкой,

Чтоб не болталась нога, словно в широком мешке;

Не безобразь своей головы неумелою стрижкой —

Волосы и борода требуют ловкой руки;

Ногти пусть не торчат, окаймленные черною грязью,

И ни один не глядит волос из полой ноздри;

Пусть из чистого рта не пахнет несвежестью тяжкой

И из подмышек твоих стадный не дышит козел;

Все остальное оставь — пускай этим тешатся девки

Или, Венере назло, ищут мужчины мужчин.

***

 

Не возлагай же надежд на красу ненадежного тела — 

Как бы ты ни был красив, что-то имей за душой.

***

 

Право же, тот, кто от женщины ждет начального шага,

Слишком высоко, видать, мнит о своей красоте.

***

 

Часто немые глаза красноречивее уст.

***

 

Женщины видят в словах больше, чем сказано в них.

***

 

Знать не хотят дележей царская власть и любовь!

***

 

Дружба и верность у нас нынче пустые слова.

Ах, как опасно бывает хвалить любимую другу:

Он и поверит тебе, он и подменит тебя.

***

 

Помните: все, что дается легко, то мило недолго, — 

Изредка между забав нужен и ловкий отказ. 

Пусть он лежит у порога, кляня жестокие двери, 

Пусть расточает мольбы, пусть не жалеет угроз — 

Может корабль утонуть и в порыве попутного ветра, 

Многая сладость претит — горечью вкус оживи!

Вот потому-то мужьям законные жены постылы: 

Слишком легко обладать теми, кто рядом всегда.

Пусть перед мужем закроется дверь, и объявит привратник:

«Нет тебе входу!» — и вновь он покорится любви.

***

 

Чтоб оставаться с тобой, должна твоя женщина помнить,

Что от ее красоты стал ты совсем без ума. 

Если в тирийском она — похвали тирийское платье,

В косском ли выйдет к тебе — косское тоже к лицу; 

Ежели в золоте вся, то сама она золота краше, 

Если закутана в шерсть — молви: «Чудесная шерсть!» 

Если предстанет в рубашке одной — вскричи: «Я пылаю!» 

И осторожно добавь: «А не простудишься ты?»

***

 

Скрасить изъян помогут слова. Каштановой станет 

Та, что чернее была, чем иллирийская смоль;

Если косит, то Венерой зови: светлоглаза — Минервой;

А исхудала вконец — значит, легка и стройна; 

Хрупкой назвать не ленись коротышку, а полной — 

толстушку,

И недостаток одень в смежную с ним красоту.

Сколько ей лет, при каких рождена она консулах, — это

Строгий должен считать цензор, а вовсе не ты;

И уж особенно — если она далеко не в расцвете 

И вырывает порой по волоску седину.

Но и такою порой, и порой еще более поздней

Вы не гнушайтесь, юнцы: щедры и эти поля!